Shadow Light`|
Тьма дарует мощь
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

Shadow Light`| > Река Стикс |-| River Styx  2 июня 2013 г. 20:38:49



Запись модерирует её автор — s h a h a t.
Комментировать могут только пользователи.

Река Стикс |-| River Styx

s h a h a t 2 июня 2013 г. 20:38:49

«Кто ты? Наказанье или милость?
Кто ты? Отрекаться не спеши!..
Может, за душой моей явилась?
Только нет души...»


­­

Стикс жила далеко, на крайнем западе, где начинается царство ночи, в роскошном дворце, серебряные колонны которого упирались в небо. Это место было отдалено от обители богов, лишь изредка залетала сюда Ирида за священной водой, когда боги в спорах клялись водами Стикса. Клятва считалась священной и за нарушение её даже богов постигала страшная кара: клятвоотступники лежали год без признаков жизни и затем на девять лет изгонялись из сонма небожителей. Под серебряными колоннами дворца подразумеваются падающие с высоты струи источника; местопребывание богини — там, где из струй образовывался поток. Отсюда воды уходили под землю, в темноту глубокой ночи, ужас которой выражался в ужасе клятвы.

. . . . .

Тихое журчание невидимого водоема внезапно донесется до твоих ушей, и ты, невнимательный путник, наконец обратишь внимание на территорию, куда занесли тебя лапы. Но ты не продолжишь идти дальше, туда, куда звало тебя сердце. Ты повернешься и проследуешь по зову Реки, той самой, что ласковым пением завлекла твое внимание. В ней словно растворились тысячи и миллионы Сирен, и теперь их прекрасные голоса, слившись воедино, представляют собой тихое завораживающее журчание, подобно гипнозу обрушившееся на тебя. Невольно лапы понесут тебя вперед. Вскоре ты почувствуешь слабый запах сырости и влажную почву под собой. Да, ты уже бредешь по Царству Ночи, по древнему храму Стикс, именем которой была названа река, протекающая здесь. Еще мгновение - и твои глаза наткнутся на высокий каменистый берег с одной-единственной тропой, ведущей наверх, на темные верхушки елей и сосен, начинающих Вековечный лес, что простираются от берега метрах в десяти, а впереди - неглубокая речушка со стелющимся понизу полупрозрачным туманом. За Стикс расположились владения стаи Сумрачного Света, пополнить ряды которой ты, странник, сюда и пришел...
А теперь прислушайся: слышишь ли ты что-нибудь помимо журчания? Да-да, тебе не показалось. Тихие, сиплые, басистые голоса слышатся из-под земли, и это совершенно не обман. Ведь река протекает по самому Царству мертвых, а мертвые эти - прямо под тобой. Страшно? Тогда тебе здесь не место. Завораживает? Что же, возможно, ты подходишь нам. А теперь оглянись и рассмотри местность получше. Видишь эти темные пятна на камнях? Это вороны-стражники. И они знали о твоем приходе заранее.. почему же ты только подошел к берегам Стикс, а три темных силуэта уже стоят на обрыве? Это все они, птицы, что передали Главному о твоем приходе.
Готов ли ты стать одним из Сумрачных? Готов ли ты клясться Реке в вере Стае? И знаешь ли ты, кому клянешься? Подумай хорошенько. Обратного пути нет.

Предавшие собственную клятву и понесшие за это наказание:
Подобие тела ­твоего бездыханно лежит, полная утрат жизнь оборвалась в момент яркой лжи. Кара настигла тебя, жалости ты не заслужила, изменщица.
Среди камней, терзаемое пираньями волн, лежишь ­ты. Ты, что решилась смелостью лишить зрения чувствующую душу. В буйстве ночи Река свершила приговор, который лишил тебя возможности лгать. Навсегда.
Обезображенное подобие ­твоих костей извечно будет ненавистно терзаться Рекой в наказание за предательство.


Ожидающие испытания Стикс:
­Райли

На пути к Священной Реке:
очередь ожидающих отыгрыша игроков

Локация отведена на территорию, которая является местом
принятия в ряды Сумрака новых волков. Вы проведете небольшую беседу с Цербером, а далее,
если Вы подойдете нам, идете заполнять анкету. Советую прочитать описание.
By Rachel


Категории: Локации |, Река Стикс |, Вступление |
Обратите внимание на:
[Кабинет Селены.] 24 октября 2013 г. joe martin в сообществе [Helpi...]
Пpислушайся к голосу pазума! Слышишь? Слышишь, какую чушь он несёт?! 22 января 2011 г. Vishenkaaaaa
Каменистая дорога в Дублин!// The Rocky Road To Dublin 25 ноября 2011 г. Sasha Nell
4473736754367368 3 июня 2013 г. 17:43:26 постоянная ссылка ]
 
Мрак густейший непроглядный... Вопль свирепый, безотрадный... Искры сыплет пламень жадный... От бесчисленных костров... Место мрачно и бездонно... Жарко, дымно и зловонно... Стоном, воем оглашенно... Вечно жадной бездны ров.


Эквилибристика сих серебряных струй, томящихся на склоне и неустанно гонимых вниз с обрыва, была безупречна; муссоны кружили в вальсе, содрогая ночное небо своим беспокойным присутствием. То был ветер, веявшим переменами. И впрямь; из непроглядной тьмы, из самого кромешного уголочка послышались шорох и шелест, затем появился черный нос, низвергающий из своих ноздрей клубы пара. От мокрого воздуха на мочке носа осела влага. Лишь лунное отражение выделяло черное на черном; шум падающей воды не смолкал. Убедившись, что на территории не веет опаской, зверь высунул голову из мрака ночи, а затем показался и весь крупный стан. Неспешной походкой, словно обозревая владения н-ого королевства, хищник (а это уже было видно по признакам, описанным выше) сокращал расстояние до подножия водопада, а там и реки Стикс, название которой, по волшебству ли, нарисовалось в голове зверя. Тихая поступь не могла привлечь внимание обитателей здешних мест, но запах темно-серой и даже лирой (в ночи) твари навел бы их отнюдь не по ложному следу. Глаза были опущены, веками прикрытые; голова опустилась до уровня позвоночника, чтобы не встречаться с глазу на глаз с Ясноликим и случайно не осветить землю пронзительным янтарным светом, словно светом дня. Шаги казались монотонными, а путь немного изнурил гостя, но не до такой степени, чтобы все успело осточертеть. Но бренное расстояние было преодолено; теперь серый хищник смотрел снизу вверх аспидную скалу, едва ли рефлексом отдающую тусклым синим светом. Цель была ясна: забраться на самый верх. Долго думать не пришлось и уже в следующую секунду взгляд Эндертайм пал на темную тропу, сливавшуюся с остальными атрибутами собранной воедино картины.
И вот она стояла на пороге расстилающегося перед ней Ада. При одной мысли жесткая черно-бурая шерсть на спине встала дыбом и вновь улеглась. Доныне она не испытывала такого ярого желания стать частью чего-то одного, большого, целого. В голове кружили смутные мысли: "Что, если я - ничтожество, по сравнению с моими будущими покровителями? И что, если я не подойду им? Не пройду некое "анкетирование", чтобы попасть в списки грешных душ?" Но и другая мысль, параллельно первой, овладевала Анкалайм. Она стоит на обрыве, на крутом склоне, где начало тропы ведет прямиком к ее концу, в пропасть - иными словами, в небытие, в АД. Но где же этот ад? Внизу аль снизу все же? ...
Поглощенная своими мыслями, Эндертайм не теряла бдительности, резко водя ушами на любой шорох и звук, доносившийся из ночной тиши наперебой со свистом серебряных вод...
s h a h a t 3 июня 2013 г. 19:24:04 постоянная ссылка ]
Берега эти стали пристанищем гнусной боли, размытые усталым страхом. Как много видали эти воды? И сколько глаз, встречая Харона, на века прощались с прежней жизнью? Сколько раз каждый мялся в безудержном животном страхе, стоя здесь, слушая нескончаемый шепот вод, который, казалось бы, полностью завладевает подсознанием? Ты знаешь, чего она ждет от тебя. Ты запомнишь байку о том, как она мстит за измену собственной клятве. Ты сглотнешь воздух, поведя ухом, и, быть может, одев сталь отваги на свою грудь, решишься на отчаянный шаг - клясться в верности загадочной реке, отдаваясь воле Аида. Но ты также можешь бросить все, решив, что с прежней жизнью расставание нестерпимо для души твоей... Выбор за тобою...
Это берега ярого гнева, осыпающиеся злостью кричащих воронов, наперебой спешащих уведомить Сумрачных в приходе чужаков на их земли. Приглядись... Их глаза везде. Они сопровождают каждый твой шаг, таясь в самых непредсказуемых местах. Мольбы смиренной шепот отвлечет тебя от лишней осторожности. Тебе ни к чему оглядываться;
Это овраги душ, попавших в плен сна-забвения, где валяются кости. Да, ты все правильно понял. Ты видишь тех, что не скупы на слова. Видишь умелых лжецов, решивших, что силу сказанной ей клятве можно пересилить. Победителей, хватающих от жизни свой кусок умелым обманом и лицемерием... Знай же, Грешная Душа, что неизменно велика сила твоего слова, насколько бы прост и обычен слог твой не был.

. . . . .


Змеящаяся река не могла подводить памяти, которая угловатыми тропками вела волчицу именно туда, до куда разрешено идти путникам. Их поступь всегда была осторожна, а шаги делались с опаской. Ведь из тьмы, что заволокла эту территорию, легко могла выступить орда, стоило только взывающему к обороне вою разнестись по округе.
Уверенно и размашисто переставляя лапы, зверь сосредоточил взор на горизонте. В голове мысли, словно играя в "салочки", устраивали жуткую бурю, неподвластную хищнице. Какая-то дикая паранойя сводила разум, но внешне самка не выказывала внутреннего бунтарского состояния. Ее морду словно сковала вечная мерзлота, строго запретив выносить что-либо из души наружу. И Дьявольская псина была не в силах противостоять этим наказам. Голова, поднятая выше уровня позвоночника, изредка оглядывалась по сторонам, в угоду обеспокоенности вновь убеждаясь в том, что все хорошо...
Путник остановился, она его уже видела, слышала неудержимый гомон воронья. Чужой настороженно ведет ушами, осматривается, словно что-то переживает. И эти чувства были знакомы Лорджи. Ностальгия, кольнув в сердце иголочкой, ненадолго заполонила мысли, но позже покорно отстранилась, оставляя Предводительнице Сумрачного Света трезвость разума. Выйдя из тени, потомок Фенрира бросает недвусмысленный взгляд на птиц, вскрывая им на обозрение клыки, а позже, сменив оскал на холодную непоколебимость, зверь с едва уловимой ноткой заботы молвит:
- Привет, печальный Стикс - забвения река!
Почти мгновенно взгляд медовых очей обращается на новоприбывшую. Минута невербального общения, дерзкой смелости, выражающейся в позволении себе взглянуть в глаза незнакомке. Мгновение - и из уст вожака монотонным, не содержащим и толики угрозы, басом доносится:
- Здравия и тебе, храбрая незнакомка. Попутным ветром ли ступила ты на эти земли или осознанно вела дорогу к нам?


4473736754367368 4 июня 2013 г. 10:26:03 постоянная ссылка ]
 
Напротив усталых, но все удивленных, глаз на черном полотне стал вырисовываться блеклый серый силуэт. В их мире принято цветасто смотреть на смерть и ее покровителей. Да, даже у Темной владычицы они есть, но каждый, кто осмелится пролить каплю света на ее и их душу - будет утопленником в собственной крови. От таких тяжелых мыслей у Эндертайм помутнел рассудок и закружилась голова; столь непривычны ей были тьма-тьмущие оттенки живо-мертвой местности. Живо-мертвой, ибо вода - единственный источник жизни; она селит ее везде, куда можно, напрасно пытаясь зажечь в низовых лесах искру жизни. Тем временем из сонмы теней доносится чей-то твердый и уверенный голос:
- Привет, печальный Стикс - забвения река!
Эндертайм подняла голову к небу и вновь опустила в исходное положение, то есть на уровень позвоночника. Взгляд буквально впился в предстоящий силуэт. Сомнений не было, то была - Предводительница.
- Здравия и тебе, храбрая незнакомка. Попутным ветром ли ступила ты на эти земли или осознанно вела дорогу к нам?
Келайм покорно опустила голову вниз, исподлобья наблюдая за действиями оной, но тотчас подняла, не спеша отвечать на вопрос.
- Ветер мне не попутчик; зов сих мест привел меня сюда.
s h a h a t 4 июня 2013 г. 13:10:37 постоянная ссылка ]
Предводительница Сумрачного Света в паузах коротала время изучением тела пришедшей. Данные ей нравились, что можно было заметить по смягчающемуся взгляду, но только физической силы было мало. Сумрачной нужна крепость духа, он должен быть тверд, как сталь, его решения и слова - нерушимы, словно каменное изваяние. И Лорджи ищет именно таких бойцов - готовых бросаться на рожон ради стаи, держащих свое слово до самой смерти. Предателям она готова платить по заслугам сама, устраивая на них добрую и славную охоту, с погоней, с грызней... Косматая голова вновь тряхнется, отгоняя эти мрачные мысли. В светлом месте перед светлой душою вряд ли следует думать о возможной лжи...
- Ветер мне не попутчик; зов сих мест привел меня сюда, - глядя на вожака исподлобья, спокойно и без страха молвит пришелица. Похоже, ее намерения действительно серьезны, но насколько? Проверить это можно всего лишь одним способом, который навеки скрепит ее жизнь с клятвой, со стаей, с Аидом. Это будет неразделимое единство, где при потере одного из компонентов наступает смерть. После мимолетной паузы, Лорджи вновь заводит диалог с чужой.
- Раз ты добрался до истока Стикса, - взгляд ее янтарных очей скользит по змеящемуся потоку, журчание которого с блаженным упованием вкушает каждый, - Пусть яд в воде, но это надо пить, - глаза с любопытством уставились на собеседницу, желая видеть удивленную реакцию, наполненные любопытством и страхом глаза...
- И не забудь, что ритуалом этим ты подкрепляешь клятву, данную реке, - немногим позже добавляет рыжая самка. Теперь все за пришелицей. Решится ли она произнести клятву и испить холодные воды Стикса, воплощения первобытного ужаса? Или же она не решится пытать свою жизнь подобными испытаниями и поворотит назад?.. Остается только ждать.
4473736754367368 4 июня 2013 г. 14:10:38 постоянная ссылка ]
 
- Пусть яд в воде, но это надо пить, Волчица внимала каждое слово с особым предостережением, щуря глаза при каждом ударении. Глаза уже привыкли к темноте, а душа - к месту. Ничто теперь не в силах разъединить ее с местом, накрепко вошедшим в ее память, если только не внезапный толчок с обрыва в ниц; кувырком по тропе и ты в Аду - это ваше приветствие? Эндертайм вопреки своему возрасту была непревзойденным детективом, посему поняла намек Предводительницы: здесь нет места слабым трусам. Непоколебимую уверенность расшатал не менее уверенный шаг. Шаг вперед, назад ни в коем случае. Эндертайм выпятила грудь колесом, выражая полную готовность к действу. Грозные слова, что так пытались пробиться во стальной трюм ее чувств, ничуть не задели ее; выражение лица по-прежнему было статическое и безэмоциональное. Как только речь Предводительницы стихла, серо-ржавая с фланга обошла самку и неторопливым шагом побрела к выступу, соединяющему землю, небо и воду. Три стихии, как три головы Цербера, правящего на сих землях. Следует, огонь - их общий враг? Но где же он? Может, он томится в серебристых водах Стикса? Тогда какой же яд-огонь - враг, если он покровительствует Сумрачному Свету, всецело принадлежа ему? Яд - это смерть, но смерть берет лишь слабых. Теперь Анкалайм управлял лишь разум и интуиция. И пусть голова уже готова была лопнуть под напором оставленных без ответа вопросов, пусть внутренне Эндер негодовала при виде этой, на вид чистой, но внутри ядовитой, воды... Молчать и управлять! Зверь последний раз вдохнул в легкие воздух, жадно поглощая его, словно в последний раз, и он вытянул свою пепельно-бурую шею к источнику жизни, ведущей за собой смерть... Насытивший вдоволь отравленной водицей, в горле пересохло, а сердцебиение участилось. Эндертайм, шатаясь, отошла от водопоя, устремив свой взгляд в пустую точку на небо. Серая пелена застилала глаза, не давая черно-лазурным остаткам неба протиснуться сквозь нее. Анкалайм боялась, что черная занавеса опуститься на ее жизнь, простелив дальнюю белую дорогу за кулисами.
Все это происходило тихо и спокойно, что нельзя сказать о внутреннем бешенстве и пароксизме Эндертайм. Судороги пожирали ее, желая, чтобы та упала наземь и распласталась по ней, в смертельных конвульсиях проклиная Аида. Но этого не последовало, напротив, янтарные очи ярко озарились на луну, и волчиха невольно завыла. Этот вой был похож на хор обреченных неупокоенных душ, терзаемых ветром и тем самым огнем, ниспосланным нам из самых жарких низов Ада...
s h a h a t 4 июня 2013 г. 16:13:38 постоянная ссылка ]
С холодной безучастностью следила Предводительница за непоколебимой смелостью, воцарившейся в душе пришелицы. Строгим шагом, готовым на все, она направилась к выступу, где в единении была земля с небом и водой. В ее действиях прослеживалась некоторая нерасторопность, словно сомнения все еще колебали весы доверия и недоверия, аккуратно склоняя чашу и на время заставляя хищницу отступить от задуманного; вопреки всем нежеланным ожиданиям Лорджи, самка попыталась утвердиться в звании храброго волка, готового принять Сумрачную присягу и стать настоящим Сумрачным волком. Ее шея медленно приопустилась, послышался тяжелый вздох, жадно вбирающий воздух, а после тихое лакание священной воды. Тишина...
Лорджи прекрасно знала, что смерть берет только слабых, она знала, что не каждый способен справиться с ядом реки, который мгновенно начинал хозяйствовать в организме, назойливо щекоча вены. Но цель всегда оправдывает средства, верно? Уж лучше погибнуть, зная, что пытался сделать все ради того, что ты любишь, чем найти смерть от неверной жизни, не несущей радости бытия. Легкая полуулыбка исказила морду хищника, но только на мгновение. После того, как хищник стал свидетелем борьбы яда реки с новоприбывшей волчицей, обеспокоенность охватила Потомка Фенрира. Напряжение тугой болью сдавило тело, заставляя Сумрачную оскалиться и взреветь в приступе дикой горячки, вызванной уже привязавшейся пыткой при обращении... Несколько мгновений спустя на месте грозного хищника стояла девушка, облаченная в самодельную одежду, заключающуюся в топе и кожаных штанах; зону бедер объял вооруженный ремень, где красовался кинжал с ювелирно-обработанн­ой рукоятью;
Резким рывком девушка приземлилась аккурат рядом в волком, ее рука скользнула по загривку, по мохнатой спине, пытаясь внушить доверие незнакомке. Присев с ней рядом, Лорджи попыталась стать "опорой" для борющейся со речной скверной волчицы. Вождь прекрасно понимал, что не обязан завершать ритуал за черную, но... как-никак, им предстоит стать стаей, что дает отпор каждой опасности, стоя плечом к плечу. Они станут братьями и сестрами по клыкам, готовыми в любую секунду поддержать ближнего, так почему бы не поступить так сейчас?..
Медленные и осторожные махинации рук сомкнулись кольцом на шее волка, прижимая его к разгоряченной человечьей груди. Заботливые, но, в какой-то мере, приказывающие действия сделали свое дело: хищник больше не шатался, пытаясь выстоять, а полулежал, причем голова смольной волчицы была на коленях у Сумрачной, что заботливо водила по густому подшерстку руками. Затем ее рука скользнула по груди, прочувствовав ускоренные стегающие удары сердца, а после поползла по лапе. Другая же взялась за рукоять кинжала, вместе тем загадочным, но страстным шепотом девица стала произносить:
- Мой свидетель - луч рассвета, поручитель - блеск луны, - в ее руках блеснуло острие, медленными, но верными движениями приближающееся к лапе волчицы, - и словам сего обеда мои помыслы верны.
Резкое движение и холодное железо ранит лапу волчицы, оставляя там порез, из которого мгновенно прыснула алая кровь. Лорджи же с неподдельной серьезностью продолжала, не внимая сопротивлениям волчицы. Капли неохотно падали в реку, на момент окрашивая ее, а после исчезая в бурном потоке. Сейчас свершалось не простая официальная фамильярность, а ритуал, скрепляющий клятву. Река дала часть себя пришелице, она же в ответ должна поступить именно также, отдав часть себя щебечущему потоку...
- Искушению страха ты не поддавайся: будь бесстрашен пред лицом врага. Храбро, честно без конца сражайся, отдавайся битве второпях. Лишь правду говори всегда, пусть даже смертию тебе это грозит. Защищай беспомощных и не твори зла против ближнего своего, и тогда Аид полюбит тебя.
Девушка помогла волчице встать на лапы, сама же аккуратно присела пред ней. Объяв ладонями ее пушистые щеки, она стала смотреть волку в глаза, произнося ключевые слова всей клятвы, являющиеся напутствием вожака:
- И клянись, как рыцарь Сумрачного Света, честь свою вовек блюсти. Пусть не даст тебе святая клятва эта с верного сойти пути!

. . . . .


Предводительница сидела рядом с волком во время часа его одинокой волчьей песни. Что-то внутри обеспокоенно терзало ее. Да, это был зверь, неугомонный и дерзкий, рвущийся вторить ей. Он добился своего. Девушка вполголоса "подпела" воющему хищнику, поддержав его мольбу безукоризненно серебряному диску Луны...
4473736754367368 4 июня 2013 г. 17:24:10 постоянная ссылка ]
 
В моменты овладевающей всем телом судороги, Эндертайм не чувствовала ни чьих прикосновений, даже банально ничьего присутствия рядом; бдительности ноль. Но момент, когда Предводительница внезапно превратилась в девушку (этого Эндер не видела) и быстрым движением схватила нож, волчиха заметила. Железо осеребрил лик луны, и серая, едва ли завидев это яркое предзнаменование, начала ерзать и противится твердой хватке Предводительницы. Но по истечению всех расходуемых сил на сопротивление, Эндертайм поддалась девушке, обессиленно положив голову той на колени.

Пробило два часа ночи. Об этом нас оповестила Луноликая, склонив свой серебряный диск к нам ближе.
Судорога прекратилась а рана словно по волшебству затянулась, оставив неглубокий шрам с бордово-алым рубцом. Анкалайм хищно посмотрела на лапку, а затем медленно перевела взгляд на девушку и, завидев, как та с вдохновением пытается начать свой монолог, попридержала свой язык.
- Мой свидетель - луч рассвета, поручитель - блеск луны и словам сего обеда мои помыслы верны. Искушению страха ты не поддавайся: будь бесстрашен пред лицом врага. Храбро, честно без конца сражайся, отдавайся битве второпях. Лишь правду говори всегда, пусть даже смертию тебе это грозит. Защищай беспомощных и не твори зла против ближнего своего, и тогда Аид полюбит тебя. И клянись, как рыцарь Сумрачного Света, честь свою вовек блюсти. Пусть не даст тебе святая клятва эта с верного сойти пути!

Эндер напрягла свой слух, чтобы отчетливее слышать последнюю фразу. Ведь в последней - весь смысл, вся суть. К тому времени серая поднялась на ноги и, уже твердо стоя на земле, предалась молчанию после окончанию монолога Предводительницы. Она знала, что сказать, видела это в своих мыслях, словно читала бегущую строку. Однако она боялась, что ее голос дрогнет и здесь, от неизмеримого чувства отчаяния она упадет в ниц земле, без малейших признаков жизни.
Но, собравшись силами, Эндертайм гордо проговорила:
- Клянусь, как рыцарь Сумрачного Света, честь свою вовек блюсти. Пусть не даст мне святая клятва эта с верного сойти пути!
s h a h a t 4 июня 2013 г. 19:29:58 постоянная ссылка ]
- Имя тебе - Сумрачный волк, - серьезно проговорит Предводитель Сумрачного Света, заботливым и чем-то гордым взором обведя своего новобранца. - А теперь, юное Исчадие Ада, двинемся домой, - немногим позже добавит рыжеволосая девушка, оборачиваясь в сторону, откуда она пришла. Она совершит прыжок, во время которого тишину вновь пронзит ее яростный крик, являющийся вестником обращения. Приземлившись уже диким хищником, она поведет плечами, сознавая, что лучшее, чем одарила ее природа - волчье тело, родное и несравненно дорогое. Глаза вновь забегают в поисках новенькой, а губы после тихо вымолвят:
- Нас уже заждались.

Хищница расхохоталась, наполняя запустелую атмосферу хоть какой-то жизнью. Теперь, уже не оборачиваясь, зверь уверенными шагами двигался обратно во тьму, в свой дом, туда, где его ждут.
В очередной раз обременив иного зверя ответственностью за данную им клятву, Лорджи, на вид грозная и равнодушная волчица, тайком пытает надежды на то, что душа не решится на обман, не захочет убить собственное тело, отдав плату за клятву реке. Она хочет верить в то, что красивые голоса не лгут, а глаза не носят масок. Если это был действительно зов реки Стикс, то этой волчице суждено быть с Сумрачными волками до победного конца. Такие погибают только рядом с братьями, плечом к плечу встречая и нападения врагов, и Смерть.
Тем временем шепот шагов стих. Вновь воцарилась мягкая атмосфера, где свое манящее соло акапелла исполняет лишь священная Стикс...
s h a h a t 5 июня 2013 г. 10:11:00 постоянная ссылка ]
>> Скала Предков.

Отыгрыш закончен.
___________________­______________
Вluеstаr 27 июня 2013 г. 13:31:08 постоянная ссылка ]
Это место просто великолепно, особенно в ночи, когда с небес светит луна, прокладывая своим бледным светом вам дорогу сюда. Ветер не колышет ни один листочек, даже не так: ничто не издает звуков, кроме реки, которая течет вниз, с этого холма. Она натыкается на пороги, и разбивается на тысячи брызг, в которых отражаются звезды. Это просто прекрасно... но во всем есть свои хитрости, свои уловки, и вот здесь точно так же.
Все окутано мраком, идеально. Ничто не нарушает воцарившегося спокойствия здесь, хотя нет, вот что-то взлетело в воздух, кажется, это был черный ворон, сидевший на одном из камней. Может быть, его что-то испугало? Хотя вряд ли, ведь все, кто здесь живут - приспешники Аида, их не может что-то испугать, тем более, это было лишь проявление крупного белого пятна, которое сильно выделялось из всеобщей темной массы. Если подойти ближе, то можно увидеть горящие янтарные глаза, смахивающие на две луны, которые так же были безразличны ко всему. Если сделать еще пару прыжков вперед, то вы увидите волка, который медленной трусцой направлялся в сторону реки. Его шаги были отчетливо слышны, ведь вокруг царит тишина, если не считать едва слышного шума воды, но по мере приближения к цели они постепенно становились все менее и менее слышными, это говорило о том, что зверь начал останавливаться, и вот он застыл на месте. Морда самца выражала полное безразличие, холодность. Приподняв голову немного выше уровня позвоночника, Дэйранварт принюхался. Облачка пара вырывались у волка из приоткрытой пасти, ибо тут довольно таки прохладно, но из-за густого меха он не чувствовал холода, честно говоря, даже если бы и чувствовал, то ему было бы все равно. Такой уж у этого зверя характер... Туманный взор волка был устремлен на небесный объект с названием луна, а затем перевел взгляд на реку. Я на месте. Но... что будет, если я буду негоден? - сомнения терзали Дэйра, и он, вздохнув, ответил сам себе на поставленный вопрос: Я просто умру. Наверное, меня убьют.
s h a h a t 28 июня 2013 г. 16:57:09 постоянная ссылка ]
Среброногая ночь царственной и властной походкой свободно вышагивала по просторам Земли, одним самым слабым касанием освещая темные просторы. Величественный щит луны сиял ясным и гордым силуэтом, лес - покорно дремал, поддаваясь ветреным ласкам. И пусть ночь вела себя как любопытная юница, с опаской вглядывающаяся в самую непроглядную тьму, один участок все равно не притягивал ее лучистого взора. Непроглядная и вполне осязаемая мгла стала пристанищем Исчадий Ада, которые под покровом Сумрака выступали из своего логовища. Их шаг ровен, непоколебим и неизменно спокоен. Они идут здесь, совсем рядом, в ближайшей тени... но услышать их - не твоя судьба, ибо Ассассинам известны все способы скрыть свое присутствие незримой ладонью мрака.

Предупрежденная обо всякой мелочи, она уверенно шагнула из своего дома по уже излюбленной тропе. Ее длинные лапы с утонченной грацией легко несут ее к тому самому месту, где покорно затаился в ожидании незнакомец. Янтарные глаза сурово и серьезно смотрят вперед, уши слегка подрагивают, а хвост невесомо покачивается. Буря ее эмоций улеглась и слабым, уже приевшимся круговоротом завертелась вокруг чужого. За продвижением твоим мы долго наблюдали, размышляя: куда идешь ты? и зачем пришел? - щурясь, цокнет языком рыжая. Остановка. Тихий щебет Стикс, прельстивое умиротворение... Она делает глубокий вдох и шаг вперед, являясь прибывшему на обозрение. Она неизменно строгим взглядом изучает его, в основном вкрадчиво ловя эмоции. В итоге, как-то недовольно сощурившись, она шикнет на воронов и обернется к реке:
- Слава почтенной Стикс!
Это было ритуалом, традицией, которая текла в крови каждого Сумрачного: здороваться с Нею - их привычка. Неисчерпаемое уважение - то, что испытывает каждый по отношению к ней. Ведь именно Она берет ваши обещания взамен за Душу. Она - их личное подобие Дьявола, прирученное, но не подвластное им.
- Мое приветствие дарую. Ты гость незваный, что рыщет по моей пустыне? Или одержим другою целью? - строго вопрошает она, сдвинув брови и затаив наготове гортанный и грозный рык. Одно лишь его слово способно изменить многое.
Вluеstаr 28 июня 2013 г. 17:57:28 постоянная ссылка ]
Прохладный ветер, который сначала был лишь легким ветерком, заставляющим поверхность реки слегка колебаться, создавая маленькие волны, которые очень быстро сливались с общей массой, и так снова и снова... но постепенно волны стали больше, а шерсть белого волка, что стоит сейчас на берегу, испуская облачка пара из своей пасти, стала колыхаться сильнее. Этот же поток принес с собой несколько новых запохов и звуков, доселе незнакомых зверю.
- Слава Почтенной Стикс! - было видно, как напрягся пришедший сюда волк, почувствовав незнакомый запах и услышав этот голос. Сердце белого зверя забилось сильнее, да, он был взволнован. Этого момента он долго ожидал, каждую ночь смотря на лунный диск и размышляя, правильно ли он поступил, решившись ступить на эти земли, принадлежавшие Исчадиям Ада, тем, кто вступив сюда верой и правдой служат Аиду. В белоснежном волке боролись два чувства, будто два голодных хищника: неуверенность и восхищение. Дэйранварт поднял взгляд горящих глаз на самку, которая не ограничилась тем, что поприветствовала эту реку:
- Мое приветствие дарую. Ты гость незваный, что рыщет по моей пустыне? Или одержим другою целью? - строгий взгляд сих глаз и такой же голос будто бы предупреждали зверя о том, что он должен отвечать, ибо кровь его обагрит землю, и в предсмертных агониях он не издаст прощальный вой, лишь потому что его прикончат, так как он - чужак. Здесь не место тем, кто будет неподвластен приказам вожака, и если Дэйр действительно хочет не только сохранить жизнь, но и заслужить место в этом кругу, он просто должен дать ответ. Внутри самца все будто сжалось, когда он, спустя несколько секунд, решился дать ответ на поставленный ранее вопрос:
- Да хранит вас Аид. Лунный свет мне проложил путь сюда, я одержим лишь мыслью о вступлении в благородные ряды. - он пытался говорить как можно спокойнее, ведь слабакам не место на сих землях. Но никто, думаю, не способен говорить как в повседневной жизни, когда проходишь важный тест, по провалу которого ты лишишься жизни своей.
s h a h a t 1 июля 2013 г. 15:47:56 постоянная ссылка ]
Морозные коготки холода нежно касались тела, заставляя вздыматься армию волосков. Взъерошенный загривок словно предупреждал пришедшего о том, что сия обитель не место для шуток и колебаний. Она не терпит насмешек, попыток ускользнуть и продемонстрировать актерскую игру. Она ждет чистоты намерений, твердости духа и закалки тела. Остальное идет на отсечение.
Предводительница смерила пришедшего неуязвимо строгим взглядом, прошлась по его телу вдоль и поперек, внутри себя что-то подмечая. Она относилась так к каждому чужаку, пожелавшему перейти на темную сторону. Сейчас он стоит здесь, безропотно подчиняясь суровой атмосфере сей святыни, отдаваясь ее четким приказам беспрекословно. Пришелец сам не сознает, как Она завладевает им, но то лишь к лучшему... ведь попытки сопротивления легко подавятся, верно? - скользнет в мыслях Вожака, отчего морду скривит злая усмешка.
- Да хранит вас Аид, - спокойным голосом произнесет незнакомец, очерчивая вожака взглядом. Он стоял у линии фронта жестокой борьбы с Судьбой, переступив через которую, не получит дороги назад. Он стоял лишь в паре сантиметров от своей новой жизни, полный уверенности, что этот путь дастся ему легко...
- Да хранит Он всех нас, - с почтением в голосе произнесет Предводительница Сумрачных волков. Она внимала каждому слову, про себя в очередной раз что-то сознавая. Ее налитое грозностью выражение морды потихоньку прояснялось, в нем проступали частички одобрения.
- Что же, юный храбрец, врата Ада могут распахнуться для тебя, - после затишья молвит Лорджи, затаив дыхание, наблюдая за реакцией волка, - но ты должен пройти обряд посвящения, отдав себя во всевластие священной Стикс, - взор медовых глаз скользнет в сторону бушующего потока, настороженно шепчущего бьющимися волнами. Она подходит к волку еще ближе, оставляя между собою и ним всего лишь метр.
- Устами своими молви искреннюю клятву верности Аиду, после - впусти в себя жгучий яд Стикс, а затем отдай ей часть себя, - она смотрела точно в его глаза, завороженно настораживая не сводить взгляда. Ее голос был ровен, четок и не таил в себе и капли угрозы. Она знала, что он может спокойно поворотить назад и уйти, потому что это испытание пройдет не каждый, ибо сама Стикс решает, кого впускать, а кого безжалостно топить ядом...
- Решившись на столь отчаянный шаг, ты не найдешь обратной дороги в тот мир, который сейчас за твоей спиной, - где-то в стороне закаркало воронье, но Цербер смерил их агрессивным взглядом, показав клыки, и они смиренно притихли, - поэтому я даю тебе шанс, ты можешь уйти, забыв о своем пребывании здесь, - заканчивает рыжая волчица. Она вопросительно уставилась на чужака, ожидая его решения. Возьмется ли он пить отравленные воды или уйдет, не решившись на сходку со смертью?..
Вluеstаr 1 июля 2013 г. 16:24:17 постоянная ссылка ]
Едва слышное журчание реки как-то успокаивало, и одновременно заставляло напрячься, она будто бы манила его к себе, словно предлагая отпить ядовитой воды. Самка, что стояла перед ним на расстоянии пары шагов, говорила спокойно, в ее голосе не чувствовалось злобы. Предлагает повернуть назад? Лишь слабые так сделают. Они не могут решиться сделать шаг в сторону пропасти, которая на вид такая страшная, а на самом деле, если аккуратно наступать на камни и прислушиваться к советам уже прошедших это испытание, то сможешь спуститься вниз, где, возможно, ты почувствуешь себя героем, или просто кем-то особенным, сумевшим совершить то, чего не могли другие. Ветер, что слегка поутих, заставлял колыхаться шерсть на конце опущенного хвоста, и ворошил шерсть на шее, словно играя с ней, будто с белыми облаками, что бегут в день по небу. Волнение начало успокаиваться, уступая место интересу и желанию. Желанию стать другим.
- Лишь слабый отвернется от мечты, которую можно достичь, пройдя испытание. Если река отвергнет меня - я камнем упаду на землю, но зато хотя бы попытаюсь достичь своей цели, - сейчас волка голос был тих, будто шелест листьев. Он уже отрекся от предложения повернуть назад, теперь оставалось лишь сделать шаг в сторону Стикса, что и сделал хищник. Он слегка расставил лапы, и начал медленно опускать голову, глядя на свое мутное отражение, сейчас больше похожее на тень. Пасть самца слегка приоткрылась, и вот он, высунув язык, глотнул воды, что должна решить его судьбу. Он почувствовал, как жидкость стекает по его глотке, и вот, спустя несколько секунд, лапы волка подкосились, а глаза стали мутными, будто их окутали полупрозрачной пеленой. Разум так же помутнел, на пару мгновений из его памяти даже ушло, кто он, и зачем сюда пришел, но, наверное, это лишь первые секунды. Самые мучительные. Тут по телу прошла судорога, и зверь едва не свалился на землю, но лишь чудом устоял на лапах, которые уже подгибались. Первые мысли, что пришли ему в уже помутневшую голову, это Конец?. Но нет, это лишь только начало... Янтарные очи расширились, когда тело сотрясла очередная судорога, и теперь лишь ничтожное расстояние отделяло его от земли. Яд, как и говорили, действовал незамедлительно, и приносил столько мучений... Было видно, с каким трудом вздымаются и опадают бока Дэйранварта, но он не терял надежды, что вытерпит все это. Пасть волка была широко открыта, чтобы впускать как можно больше воздуха в легкие, но увы, это практически не спасало белоснежного волка. Он стоял, он терпел всю боль, и вот, собрав все свои оставшиеся силы, он поднял голову, и по всей близлежащей местности пронесся вой, громкий и одинокий, но вскоре он начал стихать. В легких еще остался воздух, и его хватило на то, чтобы произнести эту фразу:
- Клянусь быть верным стае и Аиду до последней капли крови, и покарают меня за то, что я нарушу сие обещание!
s h a h a t 3 июля 2013 г. 12:17:41 постоянная ссылка ]
Предводительница отошла на шаг назад, предоставляя прибывшему волю выбора. Он был свободен, полностью, лишь ответственность последствий выбора могла пленить его и, возможно, всю жизнь. Она безучастно наблюдала за тем, как оробелая смелость растет, и он делает шаг к воде, медленно склоняя к ней голову, позже утоляя жажду дерзким ядом. Ее заботливый взор с ласковой снисходительностью назойливо наблюдал за тем, как вода действует на смелого волка. Она была готова потерять его здесь же и уйти, предоставив свободу Реке, пусть сие было бы для нее нежеланно, но спорить с Ней не решался даже Предводитель, покорно отдавая власть над ритуалом.

Боль пронзила ее тело стрелой, громкий истошный крик вырвался из волчьей пасти, пара мгновений - и Лорджи обратилась рыжевласой девицей, облаченной в самодельную одежу из звериной шкуры. С завидной ловкостью она подскочила к волку, мгновенно став для него опорой. Ее руки мягко касались волчьей шерсти, скользя по взъерошенной холке, уставшей спине. Непринужденные движения заставили волка лечь наземь, положив голову на колени юницы. Она все также заботливо обхаживала его шерстку руками, успокаивая. Ее нежный и в то же время загадочный шепот вдруг зазвучал по округе:
- Не бойся, о смелый новобранец, скоро все кончится, - ее рука потянулась к поясу, на котором был запрятан маленький клинок ручной работы. Высеченная волчья голова топазовыми глазами смотрела с рукояти, а острое лезвие игривым серебром отливало при лунном свете. Ее рука, держащая волчью лапу за пясть, точным и резким движением оставила порез на подушечке, из которого потекла алая жидкость, моментом находившая убежище в Стикс...
Алеющая речная вода потихоньку уносилась вдаль, а Предводительница все еще сидела рядом с волком, искоса наблюдая за приходящим в себя. Ее тихий и мелодичный голос вторил вою волка, а настороженный слух позже жадно внимал клятве.
- Приняв присягу, ты обязуешься быть верным Предводителю и своим братьям, оберегать семью от вражеских клыков ценою своей крови, не лгать никому из Сумрачных и быть чистым и искренним перед всеми нами, - промолвит Лорджи после слов белого волка, - Да будет так!

. . . . .


В высоком прыжке человечье тело вновь сменилось волчьим. Рыжий зверь повел плечами, блаженно рыча и наслаждаясь своей истой формой. Она обернется к идущему аккурат вслед за ней новобранцу, проговаривая:
- Отныне ты - Сумрачный волк, и бремя твое - присяга верности Аиду, - басовито прорычит Рыжая хищница, вновь возвращаясь к своему пути. Теперь ее дорогу домой скрасит еще один попутчик, для которого раскрылись Врата Ада...
bаndito 4 июля 2013 г. 17:04:06 постоянная ссылка ]
>> Милый Дом.

Отыгрыш закончен.
___________________­______________
ELSD 8 июля 2013 г. 17:35:31 постоянная ссылка ]
Территорию Сумрачных, слившись воедино, обняли прекрасные голоса, будто пение Сирен. Лунный свет одарил реку своим прекрасным светом, скрашивая пугающую обстановку. Почва здесь была влажная, а в воздухе витала сырость. Высокий каменистый берег с одной-единственной тропой, ведущей к Вековечному лесу мгновенно бросались в глаза, желание обжигало тело, пленяя его душу и притягивала его отправиться в ту неизведанную хищником местность. Басистые голоса еле слышно доносились из-под земли. Царство мертвых внимало пение сирен и пугала своими стонами путников. Взор упал на камни, где темные пятна обратились в стражников - воронов, что докладывают Главному о приходе чужака. Светящиеся глаза сиих птиц будто считывали твои мысли, анализировали их и знали, как относится к тебе, подавая свой вывод карканьем, схожим со стонами мертвецов. Не каждая лапа вступит к Реке Стикс, дабы испить яду из адских вод.

***

Сию местность покрыли следы Смольного хищника. Самец достиг своей цели, наконец, набравшись опыта, тот ступил на территорию Сумрачных волков, продавливая влажную почву. Вздернув свою массивную морду к небесам, тот желал вопросить их о помощи. Но, встряхнувшись, будто скинув страх со своей шкуры, тот углубился в свои интеллектуальные дебри, дабы найти там ответ на будущие махинации. На неизведанной им территории он томился. Устремив свой взор в сторону камней, где черными пятнами расплывались перед ним вороны, издавая устрашающие карканье, но скоро и оно слилось с его сознанием. "Забудь о страхе, Рен, ты уже на территории Сумрачных, пора готовиться к худшему." Никелевый ворон лязгнул зубами, и на его носу образовались морщины. Легкая дрема сковала волчару, от чего он встряхнулся и задумался вновь. Чувства притупились, погружаясь в своей необъятный мир, он уже было закрыл глаза, как нечто с силой вырвало его оттуда. Его слуховые раковины заслышали стоны мертвецов, вырывающиеся из глубин подземного мира. Почва пропитала их крики, и не только почва: Порывы ветра так же разносили по всей местности пение тысячи "сирен", раздающиеся из глубин Реки Стикс. Их симбиоз объединился в одно целое - то, что привело его сюда. Он окончательно убедился в том, что то влечение к сему месту являлось слугой их. Упоение накрыло волка, приподняв верхнюю черную губу в лукавой улыбке, тот был горд собой. Устрашающие звуки: карканье воронов, вой сирен и стоны мертвецов - казались ему приятной мелодией, которую действительно он слушал с упоением. "Я готов на худшее." Доказал он себе. "Приветствую тебя, Река Стикс". С этими мыслями, Верлинг приблизился к ее берегу и заглянул в адские воды, где разглядел своё мутное отражение. " Неужели она причинит мне страдания, если я изопью ее" Но волк стал дожидаться, разрешение Главы совершить столь непредсказуемое действие.
s h a h a t 9 июля 2013 г. 09:32:02 постоянная ссылка ]
Шумной и крупной призрачной тенью ворон мчался средь небесных просторов, громко каркая, словно вещая над Сумрачным Лесом. Его путь пролегал через весь периметр территорий, но поставленная цель жгучей плетью гнала усталость прочь. И вот Глава воронов, пикируя, пошел на снижение, собираясь приземлиться рядом с лапами Предводителя Сумрачного Света.
- Здр-р-р-равия вам, Лор-р-рджи, - промолвил черный, сложив два крыла, - в стор-р-рону тер-р-ритор-рий движется волк, - четко отрапортовал ворон, указывая клювом в сторону. Быть может, в полку Сумр-р-рачных снова пр-рибудет, - тихим смешком выдаст смольная птица.
Гривастая потрясет косматой головой, переминаясь с лапы на лапу, а потом отдаст строгое "Вольно!" ворону, жестом призывая усесться на своем плече. В путь!

. . . . .


Она уверенным шагом шла по клубку дорог, что неотступно вели ее к цели. Долгий путь объял лапы тугой ноющей болью, но, как только холодящие когти прохлады Стикс коснулись Лорджи, все как рукой сняло. Она с наслаждением втянула в себя прохладу, задерживая воздух в легких и насыщаясь свежестью, после чего томно выдохнула. Она скрылась в плену тени, выжидая, когда же чужак явит себя. И как только это произошло, лапа Предводительницы Сумрачного Света шагнула вперед.
- Приветствую тебя, хранительница адских душ! - шепча, вымолвит Рыжая, обводя взглядом хрустальный поток вод.
Ворон, гордо восседавший на плече Предводительницы, мгновенно вернется в свою стаю, громко каркнув и заставив черный рой замолчать. Поведя ухом в сторону, Лорджи обратит взор янтарных глаз в сторону пришедшего. Губы дрогнут, а позже донесется:
- Здравия тебе, храбрец, - оголив клыки, - дорогу дальнюю ты к нам целенаправленно держал или неверный шаг в сторону послужил твоему присутствию здесь?
Она строго станет смотреть на него, сделав пару шагов вперед и полностью выйдя из тени. Ее загривок будет в беспорядочном состоянии, а хвост почти предупреждающе поднят. Черные уста слегка оголят клыки, приглушенный рокот послышится из самых недр волчьей груди. Она готова услышать самое нежеланное и тут же сорваться с места, принеся смерть, но воля чужаку дана. Он сам сделает свой выбор: либо отступит, либо шагнет вперед, туда, откуда нет пути обратно. Жизнь на зиро!
ELSD 9 июля 2013 г. 11:10:49 постоянная ссылка ]
"Неужели она причинит мне страдания, если я изопью ее?" Все те же мысли теребили сознание хищника, забираясь в глубины его дебрей. Уши, словно локаторы, заслышали шаги. Напрягая мышцы, тот продолжал прислушиваться, когда неизвестное создание обратилось к Реке Стикс:
Приветствую тебя, хранительница Адских душ! - еле слышно промолвила Сумрачная. Черный зверь заслышал так же, как Ворон, взмахивая крыльями, резал воздух. Вскоре сей звук замолк, как и карканье остальных птиц. Страх овладел им, когда Верлинг почувствовал, что Предводительница обратила взор на него. Собравшись с мыслями, тот продолжал внимать ее речи:
Здравия тебе, храбрец, дорогу дальнюю ты к нам целенаправленно держал или неверный шаг в сторону стал причиной твоего присутствия здесь? - Никелевый ворон незаметно усмехнулся, не показывая своего страха, завидя перед собой вышедшую из тени волчицу, оголяя на волка клыки. Упоение вновь охватило его. Чуть повернув морду в сторону, тот внимательно осмотрел ее. Его инстинкты сказали ему, что некая угроза была готова поглотить его. Несмотря на это он продолжал улыбаться, со стороны его лукавая улыбка казалась пугающей, но не для хищницы, что была во много его сильнее, от чего он стряхнул сию маску с морды, придавая ей серьезный вид.
- С Великим уважением к вам, Лорджи, приветствую вас. Как я рад увидеть такого сильного хищника лично. Премного благодарен, что вы даете мне шанс попасть в ваши ряды и идти бок о бок с вашими волками, - минута паузы, - Без лишних слов, мое прибытие сюда было целенаправленным, я намерен вступить к ва... - оборвав свои же слова, тот продолжил, - Несмотря ни на что.Хищник вновь посмотрел на свое мутное отражение в Хранительнице Адских душ и прижал уши к голове, погасив взор. "Я отказался от прошлого, ожидаю будущего". Сулит он себе. Он не был настороже. Если Сумрачная решится покончить с ним, значит на то он и был рожден.
s h a h a t 9 июля 2013 г. 14:10:01 постоянная ссылка ]
Она внимательно следила за ним, застыв, как каменное изваяние. Олицетворяя угрозу, она потихоньку успокаивалась: губы занавесом скрыли клыки, шерсть на загривке, покорно отдавшись ветру, приглушенно легла, хвост мягко упал. Язык скользнет по длине пасти, зубы лязгнут, Предводительница, помявшись на лапах, все еще будет смотреть на хищника, что с завороженной улыбкой оглядывается вокруг. Наконец его уста разомкнутся, и Рыжая станет охотно внимать его речам, глотая каждое слово.

— Что же, за каждую храбрую попытку, что сможет надорвать линию вашей жизни, мы платим одобрением, - дружелюбно ощерившись, промолвит Сумрачная.
— Однако каждый проходит ритуал, всецело отдаваясь Священной Стикс, - начнет волчица. Маленькими шажками она обойдет самца с правого бока, приближаясь к Реке, и продолжая пристально следить за ним. Она села к Ней спиной, оплетая хвостом лапы.
— Думаю, что несильно утомлю тебя своими россказнями, - с сипловатым смехом скажет Лорджи, натянув хищную усмешку на морду, — сейчас ты, сам того не зная, стоишь рядом с порогом чего-то нового, неизведанного, которое всегда готово раскрыть свои объятья для тебя, - она говорила с расстановками, тщательно сверля взглядом незнакомца и пытаясь разгадать любое колебание мимики. Она сделала многозначительную паузу, во время которой выражение ее морды исказилось. Коварство и злорадство смешались воедино, глаза исподлобья вкрадчиво взглянули.
— Только объятья те непростые, ой непростые. Они удушающие, сковывающее, но в то же время дарящие свободу. Вырваться из них можно только одним-единственным путем, - и ее голос вновь стих, на замену ему пришел гортанный рык, рельефные складки побежали по носу, она клацнула арсеналом своих орудий в воздухе, жестом оканчивая фразу. Ей казалось, что подобный открытый и дерзкий намек будет понят как надо.
— Все Сумрачные проходят через это, юнец. Ты клянешься быть верным Аиду и его последователям на водах Стикс, после в знак подтверждения испивая ее яд. Твои намерения должны быть чисты, словно утренняя роса, потому что, если Она прочувствует ложь, тебе не выжить, - уже с обычной приевшейся суровостью проговаривала Злоба. Она раскрывала всю суть ритуала перед ним, чтобы он окончательно решил, готов ли пожертвовать собою для вступления в их ряды.
— В конце ритуала ты отдаешь Стикс каплю своей крови, расплачиваясь за испитый глоток, но это уже по моей части. Дело сделано. Теперь он знает обо всем, стоя перед Предводителем и решая: а готов ли? а стоит ли?
— Я буду следить за тобою. Если ты мне не лгал, я готова подставить свое плечо в трудную минуту и поддержать тебя, но если все наоборот... то я отдам тебя Ей.
В воздухе чувствовалось напряжение, которое хотелось терзать зубами, но Сумрачная была непреклонно беспечна и спокойна. Она всегда рада тому, что в ее армию прибывают волки, однако насильно тащить сюда она никого не станет. Ведь, если и отдаваться чему-то, то только с душой, если и дышать, то только полной грудью, если и вступать в стаю, то быть готовым на все. Она встанет и сделает шаг навстречу, оставляя между мордами жалких 60 сантиметров. Она будет смотреть прямо ему в глаза, и, не держа длинных пауз, кротко промолвит:
— Я даю тебе шанс. Уходи, пока можешь. Преступив незаметную грань, пути назад не сыщешь. Только смерть освободит твою душеньку, а тело все равно оставит нам.
Ожидание.
ELSD 10 июля 2013 г. 08:04:50 постоянная ссылка ]
- Что же, за каждую храбрую попытку, что сможет надорвать линию вашей жизни, мы платим одобрением, однако каждый проходит ритуал, всецело отдаваясь Священной Стикс - Маленькими шажками Лорджи обошла самца с правого бока, приближаясь к реке. Массивная морда волка следовала точно за ней, внимательно прислушиваясь к ее словам и действиям. Когда волчица села, тот хотел оборвать ее речь, но не успел.
Думаю, что несильно утомлю тебя своими россказнями. Сейчас ты, сам того не зная, стоишь рядом с порогом чего-то нового, неизведанного, которое всегда готово раскрыть свои объятья для тебя - Предводительница говорила с расстановками, тщательно сверля взглядом Лоуренсия. Уверенный взор заставил тело хищника вздрогнуть, но на морде светилась все та же маска: Лукавая улыбка немного спустила, но не оставалась незамеченной. Со стороны хищник казался уже более серьезным, чем раньше, когда все для него было упоением. Вскоре последние ее следы скрылись. В глазах Роберта показался страх: На морде у Сумрачной тот смог разглядеть коварство и злорадство. Он нервно лязгнул зубами и отвернулся в сторону Стикс. "Держись, не показывай страха, Рен."
Только объятья те непростые, ой непростые. Они удушающие, сковывающее, но в то же время дарящие свободу. Вырваться из них можно только одним-единственным путем - Тот вновь повернулся в сторону Главы, прижав уши к голове. Его взор был устремлен в ее глаза, дабы разглядеть в них подсказку. Неожиданно волчица клацнула челюстями, от чего волк отпрянул, нечаянно задев хвостом воды Стикс, и это дало ему еще больших сил отпрыгнуть дальше от главы. От злости, что сковала его, последующей за сиими глупыми махинациями, тот вздернул массивную морду к небесам и, подавая знака, что сие действие относится не к Лорджи. Волк оскалился, собрав на носу складки и встряхнувшись, собрался с духом. "Глупец" Отругал он себя и вновь подойдя к волчице, Никелевый ворон дал знак, что готов слушать дальше.
Все Сумрачные проходят через это, юнец. Ты клянешься быть верным Аиду и его последователям на водах Стикс, после в знак подтверждения испивая ее яд. Твои намерения должны быть чисты, словно утренняя роса, потому что, если Она прочувствует ложь, тебе не выжить. - Волк продолжал внимать ее речь.
- В конце ритуала ты отдаешь Стикс каплю своей крови, расплачиваясь за испитый глоток, но это уже по моей части. - Ему хотелось уже открыть пасть, дабы связать слова в предложении, но он все так же молча прислушивался к словам Сумрачной, дожидавшись конца ее речей.
Я буду следить за тобою. Если ты мне не лгал, я готова подставить свое плечо в трудную минуту и поддержать тебя, но если все наоборот... то я отдам тебя Ей. - От этих слов волк напрягся. Что если он предатель, что если раскроется его тайна. Стоп. Какая тайна? Что за глупый страх, нет ничего, чтобы он скрывал от волчицы. Он пришел с чистыми намерениями, он готов служить стае, он готов умереть за попытку встать с ними бок о бок. "Нет лжи, я пройду. Я не предам стаю, я скорее паду в самой жалкой смерти, от одной мысли предательства" - уверенность вновь овладела им. Улыбка вырывалась, дабы обнять собой морду волка, но тот ее придержал.
Я даю тебе шанс. Уходи, пока можешь. Преступив незаметную грань, пути назад не сыщешь. Только смерть освободит твою душеньку, а тело все равно оставит нам. - Наконец волчица предоставила шанс Верлингу заговорить.
- Как я уже говорил, уважаемая Лорджи, я пришел сюда намеренно и готов вступить в ваши ряды, пройдя этот ритуал, - пауза, - Я готов пожертвовать собой, если в моем сердце затаилась ложь и желание о предательстве. - волк вновь обратился взглядом к реке, будто ожидал помощи с ее стороны, - Такие твари достойны смерти, и нет мне радости быть таким, лучше умереть. - Северус уже отрекся от пути назад, пора давать клятву и полностью отдаться либо стае, либо Реке Стикс. Настало то время, когда не ему решать о будущем. На сиих секундах не он себе хозяин. "Пора!"
- Клянусь быть верным стае, клянусь быть верным Аиду. Не дай мне, Святая клятва, ошибиться. А за предательство убей, и тело мое и душу запри навеки! - с одним вздохом пробасил волк, устремив свой взор в небеса. После же он приблизился мордой к Адской воде и, приоткрыв пасть, языком захватил часть ее к себе в глотку, после чего она овладела его телом. Ренсия охватило чувство, будто кто-то изнутри режет его, боль то утихала, то вновь возвращалась на свое начальное положение. Хищник мгновенно открыл пасть и жадно глотал воздух. Тело перестало держаться и превратилось в инертное, упав на влажную почву. В глазах потемнело, он почти потерял сознание от такой сильной боли, но не продолжал бороться. "Я не должен умереть"- со всей силой утверждал он сам себе, пытаясь избавиться от нахлынувшей слабости. Начались судороги, но они продержались недолго. Волк решил подняться на лапы, но не смог устоять.
s h a h a t 10 июля 2013 г. 20:33:57 постоянная ссылка ]
Вожак лишь хмуро свел брови, внимательно внимая речам пришельца. Все, что требовалось сказать, уже сошло с уст, теперь дело осталось лишь за технической частью. Ее захлестывали воспоминания, когда она сама, оробелая и дрожащая, касалась своим языком этих вод, как они проникали внутрь нее, мчались огненной струей по дорогам вен. Она становилась ее марионеткой, отдаваясь в плен дурманящей боли, повинуясь ее режущим приказам. Она помнила, как перед глазами появился ослепляющий туман, а внутри словно открылось что-то новое. Тело сковали невнятные и зябкие ощущения, лапы подкосились, но мягкий плен человечьих рук вовремя оказался рядом. Это была она - Оками, их бывшая Предводительница, ушедшая в лету и оставившая свой пост Церберу. Остекленевшие глаза увидели зашевелившийся силуэт, и движение тут же вывело ее из цепей размышлений. Поведя головой в сторону, она с угрюмой безучастностью стала следить за тем, как новобранец глотает воды Святой Стикс. Она переживала эти моменты вместе с ними, неизвестно как, но пропуская боль через себя.

Пришельца штормило, а Лорджи же была объята капканом сжимающейся боли. Громкий рык эхом стучал о стены. Злобный рев. Рассеивающаяся дымка - и место волка занимает юная девушка небольшого роста. Тело объяла самодельная одежа из грубой шерсти кошек их северных районов, в рыжих волосах, волнистыми локонами ниспадающих до поясницы, запутались три пера разного цвета, на шее змееистым кольцом вручную сплетенная веревочка хранила трофеи от прошедших битв - клыки. В момент падения черного, как и было обещано, плечо Предводительницы стало опорой. Подскочив к хищнику, она спокойно начала властвовать им: сев на колени, она уложила на них его голову, мягкими касаниями заставляя животное сесть. Ее руки бродили по всему телу, взъерошивая шерсть и успокаивая животное. Она гладила его за ушами, водила ногтями по длине переносицы и мяла щечки, ожидая, когда организм перестанет сопротивляться.

Рука дотянулась до кинжала. Легкий маневр и волчья лапка ранена. Алая жидкость падает в реку. Теперь Ты довольна, - скользнет в мыслях Предводительницы. Она встанет на ноги, аккуратно уложив Черного, после чего, пройдя по тому же кругу, вновь обратится собою истинною - волчицей. Носом она зароется в его шерсть, тыкаясь в могучую волчью шею и призывая встать. Ее шершавый язык пройдется по раненой лапе, слизывая кровь. Глаза ожидающе уставились на черного волка.

— Произнеся клятву, ты заклеймил себя. Каждому из нас будь братом, готовым подставить свое плечо в трудную минуту. Верно служи Церберу, приспешнику Аида, что ведет вас вперед за собой. Никогда не лги семье своей, отдавайся ей всей душою. Да будет так!
ELSD 18 июля 2013 г. 09:42:08 постоянная ссылка ]
Вновь тело даровало волку путь властителя над собой. Но не с той прежней силой, что была ранее дарована ему. Мышцы до сих пор были далеки от подчинения. Прежде чем инертное тело сольется с землей и Ренсий завоет в агонии... Прежде чем последние минуты не дадут покоя Черному хищнику, предлагая слабости страх: Лорджи успеет подхватить его и поможет волчаре напрячь мышцы и присесть, положив массивную морду его на свои колени. И дыхание Никелевого Ворона будет исследовать их столько, сколько потребуется ему помощь Главы Сумрачных. Вожак была ему опорой, она спокойно властвовала им, когда Лоуренсий пренебрегая страха, выкатил глаза. Щерился. Перемежая приятные прикосновения девушки и боль в лапе, тот уверенный в победе, остановил сопротивление. Вскоре Глава уложила тело хищника на влажную почву, изменив свою ипостась. И тогда волчица подаст плечо помощи, на которое Ренсий привалится и поднимется на не совсем еще окрепшие суставы. Боль пройдет, и зверь будет благодарен Лорджи. И тут он начнет внимать ровный, почти лишенный эмоций голос, насупившись и дожидаясь разрешения на обличие своих мыслей в слова.
"Да, будет, все именно так и будет, ибо я клялся и пришел сюда намеренно." Тут он поднял широкую массивную морду к небесам, с нависшими над землей облаками, и еле слышно говорил - рычал:
- Я клялся, значит так и будет!
Сумрaчный 18 июля 2013 г. 14:54:28 постоянная ссылка ]
Услышав желанное, она молча усмехнулась, поведя ушами. Без лишних слов она жестом указала Черному на дорогу вперед, а позже зашагала, ведя зверя за собой. Теперь все окончено и решено, ряды Сумрачных вновь расширились, еще одна боеспособная единица поступила на службу к Аиду.

. . . . .

— Отныне имя твое — Сумрачный волк, — произнесет Предводитель, находясь сзади новоиспеченного Исчадия Ада. Ее глаза уставились прямо перед собой, наблюдая все ту же картину дороги назад. Лапы топтали знакомые ветвистые тропинки, чувствуя долгую дорогу.
— Поспешим же, нас ожидают, — вдруг промолвит хищница, подходя к рубежу Вековечного Леса. Она сорвется на ленивый галоп, поглощая расстояние, но не убегая от новобранца и оставаясь для него "маяком", ведущим к цели. Отныне и навсегда ему нести бремя Сумрачного волка, не дающегося тяготам жизни и существующего всем назло.

>> Милый Дом.

Отыгрыш закончен.
___________________­______________
Mоrna 23 сентября 2013 г. 17:26:48 постоянная ссылка ]

Это место Шант было знакомо еще давнее, чем ее предшественнику. Совершенно уверенно она ощущала себя здесь, верно, из-за ее приятных товарищей. И снова эта картина: томились на склоне серебристые струи, туман кутал черную листву, и земли, граничившие с нейтральными территориями, расчерчены были узкими тропинками и булыжниками. Впечатление зависело оттого, с какими намерениями ты прибыл. И в тебе не должно быть страха, если ты решился проникнуть носом в саму тьму. Какой бы уверенностью не блистала гостья, внутри покоился пепел сомнения, способный в секунду вспыхнуть и снова угаснуть. Шантер не была одна. Если не плоть, то душу, всегда охранял Фенрис, пришедший вместе с ней. От двух невидимых волков разило иной стаей. Но и отсюда можно было вычислить небольшую загвоздку: той стаи больше не существует. На то они и здесь. Серая волчица намного отставала от гетерохромного любимца, скорее всего, ее взгляд приковывала природа, а точнее, чувство дежавю, когда взор обращался на нее. Чтобы лишний раз не показаться легкомысленной и не терять бдительность, Шант стала глядеть перед собой, тем самым нагнав Фенриса, уже сидящего в ожидании. Шантремон расположилась чуть поодаль, присоединившись к ожиданию.
s h a h a t 23 сентября 2013 г. 19:16:14 постоянная ссылка ]
Вороны, в близком единении с тьмой, были недвижимы до той поры, пока не заметили своего гонца на горизонте. С задумчивым взором он усердно двигался к своей семье; усталость, охватившая птичье тельце, не мешала его целям и не смела становиться для него препятствием.
Ворон приземлился рядом с главой. Стая ожила.
На гор-р-р-ризонте виднеются путники, на р-р-развилке ими был избр-р-ран путь к Священной Стикс, — совершив поклон, четко доложил ворон.
Глава вдумчиво внимал его словам, а позже не проронив и слова двинулся в путь, сливаясь с черным небом.
Не стоит гадать, не надо быть провидцем, чтобы понять, что путь его лежал к Предводительнице Сумрачного Света — Лорджи.

. . . . .


Лапы уверенно несли волчицу вперед. Глаза смотрели вперед, а разум созерцал предстоящую картину, полную впечатлений и дрожащего волнения.
« И не единожды я ощущала телом прохладу пристанища Священной Стикс, не раз платила ей кровью чужаков, воочию она видела, как незнакомцы покорно готовы были отдаться ее суду», - глухо крутилось в голове предводительницы; буря мыслей захлестывала волнами своей хаотичности;
В памяти один за другим мелькали образы: Эндертайм, Дэйранварт, Лоуренсий и многие другие... И с каждым из них не было ни единой погрешности, но был страх. Страх, что пришедший встать на путь Исчадия Ада, будет сломлен; эта паранойя, сжигающая и трепещущая, с каждым приходом на Стикс подавлялась жестокостью Лорджи, но не все так просто. Ее мысли часто имели склонность возрождаться из пепла, подобно могучему фениксу, вновь расправлять гордые и могучие крылья, вновь свободно парить, не даваясь тягости ударов...
« Оставим на потом , - сухо констатирует волчица, - не первый и не последний раз вершишь подобное».
Она тряхнет головой, прогоняя остатки неуверенности, лишаясь колебания и дрожи.

— Слава Великой Стикс — Хранительнице Сумрачных душ! — выходя из тьмы, подаст голос Предводительница.
Знакомый запах воскрешает воспоминания. Взъерошенная холка, слегка удивленный и вопрошающий взгляд. И сколько же вопросов успело скопиться за такой короткий промежуток времени?
— Здравия вам, путники, — Лорджи взглянет на Шантремон, затем на сопровождающего ее волка, — дорогой дальнею вы шли к нам преднамеренно, — рассуждая не то с гостями, не то с собой, промолвит хищница, — что заставило вас покинуть родные земли Лугару?
Зверь не станет оголять клыков, предупреждающе рыча, не даст шанса уйти. Сейчас все, что она делает — насыщает любопытство. Сама лично (хоть и мельком) видела Сумрачная подшефных Шант в здравии, да и при желании погостить никто бы не пришел на Стикс.
Хмуро сведя брови, волчица фыркнет, отстраняясь от мыслей. Проще поговорить да разузнать все, нежели надумывать себе что-то.
Самка обратилась в слух.
Mоrna 26 сентября 2013 г. 17:32:57 постоянная ссылка ]

Едва заметив приближение Предводителницы, страх улетучился и напряжение как лапой сняло. Этот рыжий мех, чудесные глаза, собственная походка и манера говорить речи, все это было близко так давно! И разоединение с семьей не доставило шанса хоть раз встретить сестру вот так, почти что с глазу на глаз. Однако Шантер не готова была броситься в омут с головой, не готова была показать своих эмоций, и, оставив их на потом, с холодом на лице стала внимать слова Главы.
- Здравствуй, - кратко кивнув, поприветствовала Шантремон Лорджи, не добавив больше ни слова, боясь перенасытить свою речь. - Наши земли отняла стихия, ярко-оранжевым пламенем захватив все, что нам было дорого. Не случившись такого события, на вряд ли ты видела бы меня сейчас здесь. Да и не только меня.. - Шант ласково взглянула на Фенриса. - Мы - последние единицы Лугару, - продолжала серая гостья, - Два волка уже стая, но чует сердце, что вдвоем нам не справиться. Как и любому другому существу, нам нужен приют и верные, а не временные, товарищи, семья, поэтому мы здесь.
s h a h a t 27 сентября 2013 г. 16:49:20 постоянная ссылка ]
Поздоровавшись, Шантремон рассказала историю Лугару, посвящая Лорджи в свою тайну. Дождавшись окончания ее речи, Предводительница тихо промолвит:
— Мне очень жаль, что такую хорошую стаю посетило такое несчастье, — после короткой, почти незамеченной паузы, зверь продолжил, — мне виделось совершенно иное будущее, чудилась ваша крепость и сила, представлялось олицетворение единства и дружбы.
Конечно, простые слова — не помощь тем, кто вытерпел подобное, поэтому Сумрачная всем сердцем желала помочь погорельцам, дать им поддержку и, возможно, новый дом и семью. Ей хотелось восполнить все утраченное, но было заведомо известно, что полностью это сделать не выйдет. Память живет в нас, память живет нами. Пока Шантер хранит Лугару воспоминаниями, Лугару бессмертно.

— Я буду рада видеть вас Сумрачными, — вполне искренне произносит Лорджи, — но только следует запомнить одно: Сумрачные бывшими не бывают. Попав сюда единожды, выход найдете лишь в вечном покое, — заключив, Лорджи отошла на пару шагов назад, открывая дорогу к заветному выступу Стикс.
Она внимательно поглядела на спутника Шантер, и в голову как нарочно закрался вопрос: как его зовут?
— Была бы не против узнать ваше имя, — обращаясь к спутнику Шантремон.

Дождавшись реплики собеседника, Лорджи попытается предупредить пришельцев обо всем, что их сейчас ждет. Она не намерена тайно заманивать к себе: всякий, решившийся встать на путь Исчадия Ада, делает это осознанно.

— Мы клянемся в верности Аиду на священных водах Стикс, которая прочитает вас, словно вы сами нашепчете все ей, — смотря то на одного, то на другого, произнесет Предводительница, — ее решению вторю я: коль чисты ваши намерения — стану я вашей защитой, но если что злое надумали, то не сыскать пощады Ее, — во время второй части тон ее голоса повысился, зрачки расширились, а морду слегка скривило оскалом.
— Если вы готовы нести наше бремя, то следуйте вперед, а если нет, то я даю вам шанс уйти. Проследовав вперед, вы должны испить воды, а следом произнеси клятву верности Аиду и Сумрачному Свету. Таким образом мы клянемся на воде. Как только эта часть будет исполнена, в дело врываюсь я: испив Стикс, вы должны отдать ей часть себя, а именно — кровь.

— Готовы ли вы к предстоящему? Уверены в том, что выстоите Ее испытание?


Слова могли звучать также грозно, как вызов.
Mоrna 11 октября 2013 г. 21:02:39 постоянная ссылка ]

...
— Была бы не против узнать ваше имя.
— Фенрис.

Шантремон, внимательно выслушав все слова сестры, не стала далее отвечать, так как ее [Лорджи] внимание мгновенно перешло на Фенриса. Серая волчица лишь наблюдала за их движениями, медленно переметая взгляд с одного зверя на другого. После двух последних реплик, взгляд Шант был всецело сконцентрирован на ее спутнике, решившемся первым испить адской воды. Сердцебиение участилось, ее поглотило волнение и тревога; не дай бог что случится с Волчонком... Не пережить! И как только тот настиг берега Стикс, опустил морду к воде и было сделал глоток, Шант интуитивно приподняла переднюю лапу, думая сделать шаг, но лапа медленно вернулась в исходное положение. Одновременно с этим, беспокойство в глазах занимало прежнее место, а стук сердца подступал к горлу. За себя так переживать - не переживала, и сколь уверена в своем предшественнике не была, все равно боялась, что что-то пойдет не так. Кто знает, быть может, Стикс не пожелает принять волка, не испепелившего внутри любовь к другой стае - Лугару. Тем не менее, слова клятвы были произнесены. Очередь идти Шантер. Вновь приподнял лапу от земли, серая сделала робкий шаг вперед, еще один, и еще один. Дабы не тянуть время, она прошла оставшийся малый путь большими шагами и вскоре оказалось рядом с Фенрисом. С большой уверенностью, Шантер наклонилась к ядовитой воде, которая не раз принимала ее и "давала" себя на пробу. Но в секунду произошло что-то неладное. Едва ли вода попала на язык, тело волчицы начало трясти. Крепко сжав зубы, из глотки донесся едва сдерживаемый, едва слышимый скулеж, служащий оповещением, что боль пронзает все туловище, от хвоста до ушей. Странное дело.. Впредь никогда такого не было. Неужто на сей раз Стикс решила не принять или, может быть, даже отомстить?.. Судороги схватили задние конечности, Шантремон уже не могла устойчиво держаться на всех четырех и повалилась набок, в сторону Фенриса, буквально налегая на него всей массой. Янтарные глаза потускнели, но это не могла быть смерть. Она выглядит не так. "Борись... Борись.." - ослабленный голос внутри вторил, превозмогая боль.
s h a h a t 26 октября 2013 г. 11:03:24 постоянная ссылка ]
Самоуверенный взгляд. Предводительница явно давно подметила, что эти волки не из тех, кто отступает перед трудностями. Сейчас она занимала позицию наблюдателя, который, покоясь в тени, зорко следит за происходящим. Она не смела вмешиваться до тех пор, пока Стикс не одобрит ее выбор.
Хотя, если вглядеться, можно было увидеть во взгляде Предводительницы некую тревогу, оттеняющую серьезность. Как никак, а к Стикс, готовая распрощаться с жизнью, подходила ее сестра со своим приятелем. Нежное, хрупкое и общительное создание, всем своим видом олицетворяющее преданность, неуверенно шагнуло вперед к своему загадочному будущему, которое, возможно, захочет ее прикончить, а может подарит новую жизнь. Всякая смерть в этом святом месте давалась Лорджи с трудом.
Фенрис уверенно шагает вперед, испивает воды и, почти не колеблясь, произносит клятву, даже не запнувшись. Стикс не сломала его чистых намерений, не измучила и намекнула Рыжей сразу — годен. Настала очередь Шант. На секунду Лорджи показалось, что с ней все пройдет также просто, как и с Фенрисом, но не тут-то было. Стикс пронзила ее насквозь, скручивая в диких судорогах, роняя наземь. Благо рядом стоял Фенрис, который должен был успеть поймать подкосившуюся Шантремон. Гуара, вместе с воздействием Стикс, в прыжке к волкам обращается человеком, который по приземлению садится на коленки и начинает водить руками по телу волка. Девушка убедилась в том, что волчица дышит, глубоко и облегченно вдохнула, после чего взялась за свой кинжал. Ранив лапу, Лорджи "капнула" пару раз в реку, окрашивая ее в багровые тона. Затем человек возьмет лапу Фенриса, сделав аналогичный надрез на подушечке лапы.
Теперь Стикс за все отплачено, можно выдвигаться домой.
Взяв морду волка в свои руки, Цербер тихо и властно промолвит:
— Клянись!
Ожидание. Важные слова сойдут с уст Шантер - последней из проверяемых. Теперь Исчадия Ада могут направляться прямо в свое сумрачное логово, отдыхая и восполняя утраченные силы. Девушка издаст громкий крик, вороны, издавая громкий горловой клекот, закружат вокруг нее, скрывая ее присутствие своим шумным "торнадо". Затем черные птицы с тем же криком вылетят вон из святилища.
Перед волками стоит уже знакомая им гривистая фигура — Лорджи. Что бы не говорили, а четыре лапы для нее роднее двух.

— Отныне вы — Сумрачные волки, ассасины, верные лишь своим правилам. Пусть каждый из вас преданно несет волю Аида и помнит: ничто не истинно — все дозволено! - произнеся это, самка шагнет в тень, зазывая волков с собой. Им предстоит тяжелая и долгая дорога домой, которую они уже пройдут плечом к плечу.
s h a h a t 31 декабря 2013 г. 10:03:41 постоянная ссылка ]
Волки оправились, Стикс дала им шанс оправдать ее доверие. Осталось лишь без приключений дойти до дома и влиться в ряды семьи.
Армия Исчадий Ада вновь пополнилась.

Отыгрыш закончен.

.>>> Сумрачные территории.
___________________­____________________­__
bаndito 31 декабря 2013 г. 11:36:56 постоянная ссылка ]

Вечер уже уходил восвояси, когда на территорию ночного царства ступила лапа волка. Медленные и по-своему тяжелые шаги сопровождались еле уловимыми голосами умерших, которые, перешептываясь, решали какие-то вопросы. Отовсюду доносились то радостные возгласы сразу нескольких душ, то явно недовольное бурчание, нередко подкрепляемое еще и пофыркиванием. Голоса Сирен, до этого звучащие в бурных потоках Стикс, затихли и, казалось, вместе с умершими пустились в дискуссию. Даже в недрах земли, на ее самых глубинных тропах знали — он вернулся.

Небо, заволоченное вереницей туч, еще кое-где ухитрялось протиснуть лунный свет и хоть как-то осветить чернеющую долину, а вот на востоке уже бушевал разъяренный гром и, с каждым разом все чаще и чаще, мерцали вспышки молний. Едва-едва, и затянет свою заунывную песнь дождь, подхватываемую раскатами грома, свирепыми и громогласными. В такт им, качая верхушки могучих сосен, завыл бы ветер; но пока все было тихо, "беда" лишь наступала. И совершенно не замечая творившегося в округе, плотно стиснув зубы, неторопливой походкой вышагивал по мертвой земле зверь.

Гордый его взгляд устремился с нескрываемым интересом вдаль, в сторону до боли в груди родных и любимых земель. Он уже совсем близко, уже ощущает свою землю под лапами, пускай мокрую, противную и липкую, но свою. Не сказать, что волк отсутствовал здесь поистине долго, но даже такой короткий срок разлуки с домом производил неизгладимое впечатление на него. Ни к чему сильнее он не был привязан так, как к Сумрачному Свету, ничто больше на свете не умиляло и не радовало более, чем жизнь этой стаи, разбойничья и даже пиратская. Ох, как ему не хватало этой прекрасной возможности подерзить, похамить и почувствовать себя истинным исчадием Ада. Именно здесь он ощущал свою свободу.

Наконец существо остановилось. Огромная туша застыла во времени и пространстве, держась в каких-то двух-трех сантиметрах от вод священной Стикс, бегущей здесь. При свете луны, бледном и тусклом сиянии, можно было уловить во тьме слегка угрюмую и даже грозную гримасу, восседающую на морде волчары. Вдобавок ко всему пришелец обнажил клыки и сквозь чуть приоткрытые челюсти выпустил клокочущее рычание. Словно вторя хищнику, пронеслись по небу раскаты грома, громогласные, пугающие, чем-то издали напоминающие рев дракона из сказок, что рассказывают детишкам на ночь. В мгновение ока воздух наполнился влагой и сыростью, а с неба засеменили на землю капли дождя. Медный Всадник недовольно тряхнул мохнатой головой, буркнул что-то себе под нос и снова устремил взгляд вперед. Оттуда вот-вот должен показаться Цербер, властитель над душами умерших. Ну же, где ты? Вороны уже слетаются, топчась и недовольно каркая на камнях. Им в ответ Рейчел издала чуть слышное рычание, но осталась верна себе и своим принципам: не двигаться с места до Его появления. Внезапно чья-то тень, еще темнее ночи, пронеслась над деревьями на том берегу и, спустившись вниз к своим собратьям, присела на самый высокий камень и истошно каркнула. «Азраэль, ты ли это?.. Вне всякого сомнения, это ты», — позволив чуть усмехнуться себе в усы, подумала самка и, окинув птицу заботливым взглядом, в очередной раз обратила его на возвышающийся с того берега холм.
s h a h a t 12 января 2014 г. 00:17:19 постоянная ссылка ]
Охваченное буйством небо, подобно открытой книге, вещало о предстоящих событиях. Горловой клекот воронья, шелест листвы и катящиеся откуда-то издалека раскаты грома... Сумрачный лес словно сигналил Предводительнице. Впрочем, ей было достаточно одного силуэта своего верного ворона — Аграэля, что, хлопая черными крыльями, шел на снижение.
— Цер-р-р-бер-р, к Р-реке движется гость, — устремляя свой взгляд на Владыку, молвила птица, — ср-р-реди вор-ронья пер-р-реполох, — поспешно предупредил он, вглядываясь в серьезное и гордое выражение морды Предводителя. Она не молвила и слова. Благодарно кивнув своему верному спутнику, рыжая двинулась в путь по родной тропе, которую прошла бы и с закрытыми глазами. Все они шли оттуда впервые, начиная новую жизнь. А сейчас она приходит туда, чтобы дать обычным волкам шанс пройти по пути Исчадия Ада. Непокорного, вздорного и агрессивного.

. . . . .


Шаг за шагом, метр за метром, а мысли все гуще, природа все злее. Настороженнее взгляд и агрессивнее настрой. А кто сказал, что тебя станут принимать с радушной улыбкой? Хищнику приемлемы лишь одни объятья — удушающие. За ними хоть в очередь выстраивайтесь, вот тут ассасин будет щедр, как никогда. А пока — жди беды, поджимай хвост и робко гляди во тьму. Туда, откуда с минуты на минуту явится защитник святилища. Тот, кто на пару со хранительницей Адских Душ решит: а есть ли у тебя вообще шанс стать приспешником Аида?

Сумрачным на пользу немного злости. Тропа войны — разве здесь есть место для шуток? Их музыкой станут кровь и кости. Прежде, чем сделать шаг навстречу, являя свою смелость и решительность, смог бы ты спросить себя: а готов ли ты ко всему, что тебя ждет? Настоящий хищник не будет растрачивать себя в скандалах и подобии светского говора. Искренность волчьей души приветствуется, пожалуй, только здесь.

Ускоренная рысь, ветер, обдающий холодным морозным потоком. « А запахи-то совсем не чужие... »
Что-то тепло и странно затронуло сердце. Рейчел? Не так давно покинувшая эти края сестра? Какими судьбами она забрела в свой бывший дом и что ей здесь нужно? Признаться честно, Лорджи была и рада, и разгневана одновременно. Уход родственной души сильно покоробил ее. И это жалкое чувство злобы сейчас поднималось бунтом со дна души, подобно разгоряченной лаве. Вздымалось и пенилось, как волны в бурю, вызывая у хищницы негодование. Пелена ярости застлала глаза. Безумно оскалив зубы, зверь с рыком выпрыгивает из тени, являя себя пришелице. Птицы, все это время следившие за пришедшей, вместе с появлением вожака взметнулись вверх черным роем, наполняющий и без того напряженную обстановку ужасным и голодным карканьем. Громкий и низкий рык был своеобразным приветствием для опомнившейся сестры. Уставив взор янтарных глаз прямо на чужую, жадно сглатывая слюну, хищник сквозь стиснутые зубы промолвит:

— Давно-о-о не виделись, —— прижав уши к голове, гуара приопустит губы, складки на переносице вновь распрямятся, глаза наполнятся ясностью, — какими судьбами в наших краях?

Эта досада и обида погубили в самке радость встречи. Надоедливое карканье ворон вновь заставило Цербера ощериться, демонстрируя поддетые желтизной клыки:

— Молчать! — рявкнет Лорджи, вместе с этим криком чуть ли не выплевывая легкие — настолько громогласно это было. Воронье поспешно осело на свои места, покорно повинуясь, — вся эта тишина создана лишь для твоих речей, Рейчел.

Стикс взбунтовалась: бурными потоками полетела вниз, перешептываясь волнами и утаскивая за собой всякие безделушки. Что-то тут не так.
bаndito 14 января 2014 г. 11:05:14 постоянная ссылка ]

На этот раз ждать долго не пришлось: с первым же порывом ветра ноздрей хищника коснулся еле уловимый, но вполне ощутимый для волка запах сестры. С наслаждением вдохнув его, он на пару секунд прикрыл глаза, словно вместе с ним погружаясь в себя, в свои мысли и прошлое. А когда веки снова раскрылись, алым глазищам Рейчел предстала волчья фигура, мрачно возвышающаяся над нею. Вороны огромным орущим облаком взметнулись вверх, словно приветствуя предводителя. Этот гам и шум явно пришелся не по вкусу рыжей твари, что она продемонстрировала оскалом и недовольным рычанием. И тут же, точно по ее желанию, Лорджи злобно гаркнула на птиц, призывая всех до единой успокоиться и заткнуться. «То-то же», — позволив на мгновение улыбке озарить свою морду, подумал Головорез и вновь принял более, чем серьезный и суровый вид.

В следующее же мгновение в образовавшейся тишине волчара уловила голос своего бывшего вожака, но отвечать тому она не спешила, то ли из-за неуверенности, то ли еще от чего. Однако Рей давно знала, что сказать сестре при встрече, а что такое неуверенность, этот зверь не знал и подавно — он просто наблюдал за сменяющими друг друга эмоциями на морде Ло, за ее поведением, будто пытаясь что-то разобрать в них. И конечно же, первое, что бросилось ему в глаза — гнев и злоба, но отвечать тем же ассасин не спешил, потому что прекрасно понимал такую реакцию Цербера на свой приход. Сказать по секрету, если бы не гадкий характер Медной, она бы и сама злилась на себя еще пуще этого.

Помнится мне, как-то все мы клялись в верности Аиду. Теперь же готова поклясться быть с Сумрачным Светом до тех пор, пока он будет жив или пока ты сама не сочтешь нужным избавиться от меня, — спустя пару томительных мгновений громко пробасил зверь, по окончании фразы прижав уши к макушке и горделиво вздернув голову вверх. Своих слов он ничуть не боялся, потому что прекрасно знал слабость к Дому, и недавнее происшествие было тому оправданием. Сделав еще один глубокий вздох, будто он был последним в его жизни, зверюга чуть приопустил голову, уже исподлобья глядя на Адского Пса, и на шаг отошел от Стикс, что в своем русле устроила бешеные скачки среди водных коней, своих потоков. Нахмурившись, Рейчел перевела взгляд на реку, удивившись такому раскладу событий и ее поведению. Однако дальше отступать она не смела, никто не сдается на полпути, а там пусть будет то, что должно случиться, ведь все мы — пленники своей судьбы.
s h a h a t 31 января 2014 г. 23:48:32 постоянная ссылка ]

Лорджи была в плену эмоций. Да, пожалуй, это была непосильная ей борьба. Звериное нутро не могло заткнуться, болью отдаваясь в груди и вырываясь наружу. Все это проявлялось в утробном, но периодически срывающимся рыком, дрожащими губами и взъерошенной холкой. Она глядела на нее, внимательно испепеляя взглядом, пытаясь читать ее поведение. Все итак было понятно. Ведь они были сестрами. Обе рыжие, обе норовистые и агрессивные. Как Инь-Ян — такие разные, но держащие внутри частичку друг друга.

И, кажется, после слов Медной эта частичка воззвала к милости, словно откликаясь на зов сестры. Выражение Лорджи смягчилось, но не до конца. Суровость взяла верх над агрессией. Гордо выпрямившись, самка с интересом и живостью взглянула на Форварда, переваривая и смакуя ее слова в голове. После, не сводя взгляда с пришелицы, зверь пройдет вперед, становясь спиной к Стикс и полубоком к Рейчел. Натягивая уголки губ в коварной и хищной усмешке, зверь гортанно и заинтересованно рычит. Она прекрасно знала вес слова этого волка, поэтому решила отложить все прелюдия в сторону. Ну не чужие люди ведь...

— Метко слово, — эхо будет некоторое время отдаваться, уходя вглубь, — решительность имеется?

Опять пауза. Словно дает время на обдумывание ситуации. Раздается лязг пастью, немое "время вышло".

— Если же нет сомнений, то я дам сделать тебе этот шаг. Шаг в бездну, из которой нет возврата, — пронзительный визуальный контакт, — разлукой станет только смерть, а от чьих клыков... — гиеноподобный смех, хищница, не боясь, разворачивается к сестре спиной, следуя к Стикс.

— Здесь властвует Она, и только ей решать: быть тебе с нами или нет. Я доверяю ее решению. И если ты завоюешь ее признание, мое плечо станет тебе опорой, и я всегда буду рядом, — сев на самый край, она вновь обратит свой взгляд на испытуемую, ожидая от нее возможной реакции. Даже если бы Рейчел хотела заговорить, Лорджи бестактно бы перебила ее, желая дополнить свою реплику:

— У тебя есть шанс не рисковать и оставить все в прошлом. Сейчас ты на перепутье своей судьбы, Рейчел. И все мы ждем твоего решения.

Погода продолжала бушевать. Дождь, подобно человеку в отчаянии, словно бил землю кулаками о землю. Ветер безжалостно рвал деревья, а Стикс понемногу сбавляла обороты, медленно и вертляво двигаясь в своем русле. Змеиный интерес. Ожидание.
bаndito 1 февраля 2014 г. 15:08:38 постоянная ссылка ]

Минуты тянулись на удивление долго. Словно резина, неторопливо, нудно и обнадеживающе. Даже если не учитывать тот факт, что между волками завязался разговор, ведь когда что-то делаешь, как известно, время проносится незаметно. То ли атмосфера Стикс так влияла на сознание, то ли нависшее напряжение в воздухе, причиной чего были сами же Рейчел и Лорджи. Но так это или нет, а разговор все же двигался, пускай и не так, как хотелось бы Рыжей, но кто умеет ждать — дождется большего.

Однако недовольная вовсе и не пыталась как-то наладить их встречу, заполнить "черные дыры" молчания своим словом, а покорно осталась верна тишине, разговаривая с сестрой лишь взглядом, меняющим свое выражение каждые полминуты. А после того, как Лорджи повернулась к Головорезу спиной, его взгляд и вовсе убежал блуждать где-то в пучинах бурлящей Стикс. На какое-то мгновение могло даже показаться, что Рей и вовсе ушла в себя, закрывшись от этого мира, и совершенно не собиралась внимать речам ее сестры, что, несомненно, было ошибочным предположением. Каждое слово, каждый звук, издаваемый Цербером, улавливал острый слух Рейчел и гулким эхом отдавал в голове. И вскоре, когда наконец пришел ее черед говорить, хищница сделала короткий шаг вперед, еще ближе к чуть угомонившейся реке, и, расстопырив намокшие от дождня уши в стороны, с шумом вдохнула воздух.

Если бы внутри меня ошивались какие-то сомнения, то меня бы здесь не было, — прорычала волчара, обращая теплый взор в сторону Ло. Да, именно теплый, и что еще можно отметить — на пасти растянулась пускай и не улыбка, а оскал, но по-своему добродушный и приятный.

Рейчел была чуть ли не ветераном Сумрачного Света и его традиции, как и каждый кустик в лесу, каждую веточку знала хуже только самого Аида, поэтому ей уже не приходилось диктовать каждый шаг, что, как и зачем. Удостоверившись, что Ло до конца поверила его словам, ассасин зашел прямо в холодные бурлящие потоки реки лапами и, пару секунд насладившись этим обжигающим и приятным ощущением, не спеша преклонил голову перед могучей Стикс, а после сделала пару глотков из ее вод. Подняв ее, Медная тщетно попыталась избавиться от воды, ибо неприятное ощущение сырости начало уже выводить Рею из себя, а после на мгновение закрыла глаза, ведь уже знала, что ждет каждого, чьих губ коснулась вода этого источника.
s h a h a t 7 марта 2014 г. 09:57:47 постоянная ссылка ]
Притаилась. С интересом, но как будто заведомо читая все в мыслях или где-то в будущем.
Да-да, это было то самое чувство, когда ты знаешь наперед ответ, но испытываешь великое удовольствие, когда слышишь его. Когда понимаешь, что, как бы ты ни пытался оградить кого-то от цели, он все равно будет неотступно преследовать ее. В это мгновение приходит осознание — то, к чему он стремится, действительно дорого сердцу. Так горячо и яро добиваются только любви, победы и семьи.

Легкая победоносная улыбка проскальзывает в уголках губ хищника, но вряд ли это будет замечено Рейчел. Предводительница внимательно следила за Рейчел и ее действиями. Как ни странно, но она не проронила и лишнего слова, пытаясь прервать сестру. Дождавшись тишины, она кротко вымолвила свое стойкое "да, я готова" и двинулась к реке. Добро и преданность в глазах...
« Она уже чувствует себя дома », — заключит в мыслях рыжая. Теперь за ней позиция наблюдателя.

Торжественный и одновременно ужасный момент наступил — она глотнула воды. Какое-то переживание начинало безжалостно комкать и мять душу. В голове замелькали дикие картины, каждый раз прерываемые уверенным "нет", которое скорее было надеждой, чем правдой. И осознание, что может случиться что-то дурное, не давало покоя огромному зверю.
Судорога сковала волчье тело, заставив его скорчиться в удушающих муках.
« А что если...? Да нет! Но ... вдруг? — Лорджи было рванула к сестре, но потом остановилась, — рано ».
Уши прижались к голове, а тело напряглось, готовое к мгновенному рывку. Внутри неистощимым пламенем жила надежда, что Стикс даст Рейчел шанс. Иного просто быть не может. Страдания сестры были тяжелым зрелищем, но приходилось терпеть. И ждать.

Выжав все соки, Стикс ослабляет Рейчел настолько, что та не может стоять.

Пора. Громом раздался протяжный рев, волчицу сменяет человек, одетый в самодельную одежу из шерсти диких зверей. В определенный момент поймав сестру, та, первым делом, крепко-крепко обнимает ее, радуясь, что все прошло хорошо. Да-да, этой чувствительности и нежностей у Лорджи не отнять. Идя по старой схеме, Цербер ранит волчью лапу, пуская кровь в просторы реки.

— Теперь ты с нами, — заботливо шепчет Лорджи, беря свою Сумрачную за щечки и ласково целуя в лоб, — пойдем домой.

. . . . .


Все возвращается на круги своя. Если умело добиваться своего, уметь ждать и надеяться, можно получить многое. Рейчел вновь в рядах Сумрачного Света. Сестра вновь рядом. Две наглые и беспардонные хулиганки вновь стали беспощадным дуэтом. То ли еще будет...

bаndito 9 марта 2014 г. 11:40:01 постоянная ссылка ]

Жгучая боль холодным огнем вспыхнула внутри тела волка, словно начавшийся в лесу пожар, с неистовой быстротой и жадностью поглощая все живое и неживое на своем пусти. «Власть огня живых и мертвых сочтет..» Но мучения и страдания, словно вспышка молнии, исчезнули так же быстро, как и начались. А после них — пустота, слабость. Под властью Стикс волчара даже и не почувствовала этот колкий укус ножа Лорджи, что без капли жалости взъел ее кожу и проронил на землю капли крови.

Твой Рай — мой Ад, — в полусознательном состоянии хрипит хищник, пытаясь натянуть на морду хоть какое-то подобие улыбки, как только Стикс наконец сдала свои позиции в роли кукловода и у Всадника появилась несчастная капля сил. Казалось, теплое прикосновение Сатаны и не менее теплый поцелуй словно оживили его сестру, подобно прохладному, дарующему жизнь цветку посреди пустыни дождю. Более-менее придя в себя, Исчадие прочувствовало под лапами твердую землю, распрямилось, вскинуло голову и, подняв темные веки, вместе с Ло сделало свой первый шаг как полноправный участник Сумрачного Света с этого момента. Родная земля, родной воздух и существа словно придавали сил, и с каждым шагом своим зверь ощущал себя более могущественным, более сильным. Без Сумрачных он — никто. Пустое место. Одинокий зубоскал. А вместе они — сила. Неистовая сила, готовая отправиться на свои новые приключения по миру, сея раздор, смуту и безумие.

. . . . .

Ну что, мир, ты готов к новым выходкам детей Ада? — весело басит Медная, головой бодая свою спутницу. — Трепещите, вражьи морды, на вас идут неукротимые Сумрачные! — и с этими словами, наконец преодолев успокоившуюся Стикс, хищники скрываются в ночной мгле. Ну, понеслась!
s h a h a t 9 марта 2014 г. 14:15:20 постоянная ссылка ]


Отыгрыш закончен.

>>> Сумрачные территории.
___________________­____________________­__________
Aeternа 20 марта 2014 г. 14:33:56 постоянная ссылка ]
Начало. Март. Ранний вечер.

Пейзаж менялся. Вместо привычных унылых очертания родных лесостепей на глаза стала попадаться никлая трава, мхи и изобилие разных грибов. Под лапами вместо твёрдой земли начала ощущаться непонятная грязь: смесь мягкой земли вперемешку с разнородными веточками и камушками. По обе стороны проторенной тропы стали возникать невысокие кусты и мини-деревца, которым, вестимо, суждено стать большими деревьями. Подолгу задерживая взгляд на этих символах жизни и будущего как такового, ретивая продвигалась вглубь незнакомых территорий. На них, однако же, она ориентировалась достаточно славно. У неё не возникало вопросов, где свернуть и нужно ли это сделать вообще. Угольная хищница просто вышагивала вперёд вломным шагом, ни о чём не думая, кроме смены пейзажа.
Менялась, к слову, не только местность. Лоррейн молчала, пытаясь утихомирить опалённое растущей злостью сердце. По ушным раковинам маленькими быстрыми ножками пробегал чей-то шепот - это были голоса, которые хищница начала слышать с того момента, как её лапа впервые ступила на землю чужой стаи. Чем дальше вперёд - тем громче звуки. Казалось, словно это они вели её, а не собственный внутренний голос. Впрочем, кому знать наверняка?
Наконец, Рейн дошла до берега реки и осмотрелась. Место встретило её во всей красе: над водой начинал клубиться белёсый туман, засыпающие деревья и кусты начинали укутываться во мрак, хотя небо в вышине было ещё совсем чистым и свежим. Переход от дня к вечеру был невообразимо прекрасен, но не здесь. Тут что день, что ночь, всё одно и то же, по-прежнему одинаковый пейзаж ожидающих чуда растений. И ни одной живой души поблизости, не считая чёрных недвижимых пятен на камнях. Оные дышали сырым воздухом, они были живы, но почему-то не двигались, лишь приковав свои чёрные круглые глаза к образу чужеземки. Волчицу такое место совершенно не смущало. И те таинственные голоса, и тысяча невольных зрителей, наверное, не видящих ничего захватывающего месяцами, и пожухлые травы, и поникшие деревья: всё это завораживало угольную. Её пребывание подавало заявку на интересное приключение.
Сама она вела себя тихо и культурно, не топтала почву почём зря, не чвакала грязью и не кидалась в воду. Даже растущее она старательно обходила так, чтобы не задеть. Её казалось, что это туманное безмолвие не должно быть прервано вражеской неуклюжестью. Вот так и застыв у самой реки, Лоррейн начала вслушиваться в шепот дабы услышать ответ: куда же ей идти дальше.
s h a h a t 24 марта 2014 г. 10:19:36 постоянная ссылка ]
В минуту, когда к Стикс приближались гости, злодеяниями полыхало небо: усиливался ветер, нагоняя на солнце тучи, покрывая пространство над хранительницей Адских Душ непроглядной тьмою; ретиво били молнии, на миг вспышкой озаряя местность; словом, сама природа становилась злее, словно предупреждая о чем-то, намереваясь сбить с пути. И в этой густоте, чувствуя себя уверенно и комфортно, мчался верный посол Сумрачных — черный ворон Аграэль. Никакая гневная выходка погоды не смогла бы сбить его с пути. Минуя вековечный лес и видя знакомые очертания, ворон пошел на снижение, метя аккурат на плечо большой волчицы.
— Здр-р-равия, Цер-рбер-р, — спешно произносит птица, —к Р-реке остор-рожно, но целеустр-р-ремленно­ движется гость.
Миссия выполнена.

. . . . .


Видя небесную суматоху, Лорджи немного предугадывала события, поэтому, по старой привычке, выйдя из логова, ожидала своего спутника — Аграэля, вскоре явившегося с уведомлением. Бодро двинувшись на встречу к гостье, Сумрачная вновь заняла себя привычными мыслями.
Каждое испытание на Реке Сумрачная проживала полностью, всеобъемлюще отдаваясь чувствам, эмоциям и переживанием за возможных новобранцев. Пред ее взором, не страшась предупреждений, волки делали решительный шаг к ядам вод, а следом, уличенные в обмане, погибали страшной мукой. С другой стороны, никакая самоотдача не способна искупить грязных намерений.
В голову закрался знакомый образ недавнего беглеца, что устроил бардак на Мертвых Болотах. Морду исказила ужасающая ухмылка.

За этими непростыми, но весьма шумными мыслями Цербер дошел до места встречи. Приятная глазу тьма скрывала хищную от гостя, давая возможность самой заявить о себе. Магия Сумрачных заключалась в том, что, как только чужаком была пройдена незримая линия, они уже были наготове встретить его через три метра от нее. Сокрытые мраком, но не нападающие исподтишка. Эти звери вообще не умеют делать что-либо тихо, о чем свидетельствуют все их появления на границах вражеских стай. Мелодичные перешептывания Стикс очаровывали Предводительницу. С явной заботой глядит она на серебряные потоки воды, после чего, делая один шаг из тьмы, молвит:
— Привет, печальный Стикс — забвения река!

Вместе с появлением защитницы святилища вороны будто обезумели: заметались черным ураганом, наполнили тишину своим раздражающим гомоном. Улыбка Исчадия Ада стала шире. Оставаясь наполовину во плену мрака, она, затаив приветствие, пронзительно поглядит на пришедшую. Было интересно, как она отнесется к этому поведению. Ведь ее может ожидать и не такое...

Вдоволь насладившись наблюдениями, зверь, приглушенно зарычав, обратив в сторону птиц поддетые желтизной времен клыки, видит, как все они покорно осели на свои места. То-то же.

— Здравия тебе, путник. Какою целью движима, раз прибыла в столь мрачные края? Или твое присутствие здесь — итог поворота не туда?

Голос Сумрачной звучал повелительно-холодн­о, но в нем чувствовалось какое-то гостеприимное тепло. Хотя... Может, то было лишь любопытство?
Aeternа 26 марта 2014 г. 19:44:03 постоянная ссылка ]
Бушевала природа, то ли отторгая чужеземку, то ли реагируя на события далеко за той границей, которую Рейн сейчас дозволено пересечь. Угольная стояла недвижно, лишь когда вороны взволновались, а из темноты лёгкой тенью выскользнул зверь с приветственными словами, самка начала двигаться. Уши она направила назад, скорее рефлекторно, чем намеренно. Взор двух янтарей устремился прямо в глаза хозяина местности. В один миг взбешённые вороны переселились в душу гостьи. Видимо, то были уже совсем другие птицы, но галдели и метались из стороны в сторону они совершенно одинаково. Они, словно заточённые в жерле вулкана, боялись поднимающейся из недр лавы - ярости, что росла внутри, разбуженная пронзительным взором. Волчица бесилась, словно дитя без игрушки, когда кто-то сверлил её взглядом. Это была одна из её извечных прихотей - завсегдатаев в старом баре под названием "характер". Однако зверь стоически стерпел этот момент. Даже более, Рейн в отместку стала жечь взглядом уже ставшую родной даже за такую короткую встречу собеседницу. Кем бы не являлась эта рыжая, каким бы божеством она не представилась, гостья тоже была непроста. Она не прогнётся и не уступит под натиском бед, не то что какого-то взгляда!
Чуть дёрнув головой и выпрямив корпус, Рейн только открыла пасть, дабы приветствовать владыку, как оный сразу же склонил чашу весов в свою сторону. Рыжий зверь, наполовину сокрытый сумраком, издал рык. Это не было зычным рёвом, она, очевидно, отдавала приказ свои подчинённым птицам. Птицы... Рейн самоуверенно отвела взгляд от собеседника и устремила его на скалистую стену, щедро усыпанную крылатыми. Да, хотела бы и она иметь такого бестиара... Научится. Обязательно научится.
Затем, снова чуть погодя, голос. Его сложно описать громкостью или высотой. Этот голос был холодным, мертвецки-холодным,­ обжигающе-ледяным. Либо волк сегодня мало говорил, либо действительно... вышел из самых глубин, раз голос такой глубокий. Он резанул тишину подобно ножу, заставив Рейн дёрнуть ушами. Однако голос не отпугнул волчицу. Она сама обладала весьма низким голосом. Он не был сиплым, но самка чуть похрипывала - как знак отступающей хвори.
- Здравствуй, друг, - тихо начала она, чтобы потом распеться и заговорить так громко, чтобы каждая несчастная птаха могла её услышать, -Я ищу приют. Ваш запах мне весьма приятен, а туман вырисовывает в пустоте слово "дом". Волчицы не были даже знакомы, Лоррейн прибыла издалека, но эта атмосфера сырости, грязи, белой пелены, застилающей глаза - всё это было ей знакомо. И знакомо не из снов, что могли мистическим образом привести её сюда, а знакомы лишь потому, что она чувствовала эту землю.
Вдруг будто стрела пронзила сердце. Словно тысяча ворон, пикируя из вышины, пролетела через туловище. По телу пробежали мурашки, а глаза как-то сами собой закрылись. Позади послышался шум крыльев, а потом голоса птиц, хлюпанье лап по грязи. Кто-то включил невидимый проектор, и Рейн стала смотреть свои воспоминания, словно они были вовсе не её. Она видела их впервые. Что вокруг? Ядовито-зелёные воды, сверху как одеялом укрытые слизью, гнилыми листьями и зловонными травами. Вокруг - безмолвные уродливые стражи со скрюченными руками-ветками. Деревья, окутанные белёсым туманом. И мама. Она шла прямо на своё дитя, надвигаясь опасной тучей на беззащитную землю. Когда она шла, все вокруг замирало. Вокруг было много волков, и их визги, лязг клыков и грубый рык - всё внимало хозайке, царице ночи и повелительнице всех кошмаров. Свирепая, она ломала попадающиеся ветви, и жгла, пепелила всё своим огненным взглядом. Казалось, она и землю способна раздавить... Шаг за шагом. Хлюп-хлюп, - жалостливо отзывалась топь. Её изуродованная шрамами морда нависла над беззащитным чадо, в глазах сверкнул огонь, уголки губ дрогнули и она тихо прошептала:
- Лоррейн.
- Лоррейн, -повторила в один голос с матерю угольная, что по-прежнему стояла на земле Сумрачных. Она вернулась в этот мир, и морда матери растворилась в воздухе, плавно расплылась... хотя вернее, она преобразовалась в морду рыжей, что стояла неподалёку. Её жёлтые глаза сверкнули почти тем же огоньком, и Рейн уже твёрдо решила, что здесь её место.
- Моё имя Лоррейн. Я хочу остаться с вами, кем бы вы ни были.
s h a h a t 30 марта 2014 г. 21:11:53 постоянная ссылка ]
И в этих уставившихся друг на друга глазах чувствовалась душевная перестрелка. Хмуро свела брови, давя, но и с упованием наблюдая, что решительность и стойкость находят здесь свое проявление. Приятно было видеть, что и без радостных объятий к тебе намерены приближаться. Ибо неженок, вокруг которых придется порхать и создавать благоприятную атмосферу, в этой армии не стерпит никто. В копоть и гарь, в грязь и сырость, в самое пекло — аль наоборот — в дикую стужу, но куда укажут, туда и полетишь, стремительно сокращая расстояние.

Внимание. Предельное внимание. Эти глаза пытались уловить все, но с должной учтивостью. Никто не прерывал друг друга, каждому был отведен свой час. Вороны осели, сотворив волшебную тишину для высокопарных фраз, что лягут клеймом на будущее пришели